Суббота , Август 24 2019
Home / Еврейский мир / Чем отличаются “шломиэль” и “шлимазл”

Чем отличаются “шломиэль” и “шлимазл”

Юрий МООР-МУРАДОВ

Есть в идише два слова, для непривычного уха звучащие почти одинаково: “шломиэль” и “шлимазл”. Иногда их путают – и очень зря. “Шломиэль” – это человек, который за что ни возьмется, все делает не так. Языковой редактор радиостанции “Галей ЦАХАЛ” Авшалом Кор так объясняет происхождение слова “шломиэль”: “ше-ло моиль” – бесполезный, бестолковый. Это выражение часто услышишь от политиков: ругая какое-то решение или действие правительства, они определяют его как “шломиэли”. “Шлимазл” – это тот, кого принято называть “33 несчастья”, невезучий. Недавно одна дама-политик, комментируя актуальные события, пояснила, чем “шломиэль” отличается от “шлимазла”. “Шломиэль”, – сказала эта дама, – нечаянно проливает раскаленное масло на “шлимазла”. Повторим для закрепления: “шломиэль” – этот тот, кто все делает неправильно, у кого, как говорят, две руки левые. А “шлимазл” – тот, кто всегда страдает, кому всегда не везет – именно на него и угораздит пролить масло такого вот недотепу.

Рисунок Елены Мининой

Некоторые авторитеты считают, что слово “шлимазл” произошло от ивритского выражения “мазаль шлили” (перманентное невезение). У ответственного секретаря израильского Союза русскоязычных писателей Леонида Финкеля своя версия – и я склонен верить именно ей. Вот что он мне написал: “Недавно прочел хорошую статью “Счастливчик Шагал и “шлимазл” Сутин. Одному из них, Марку Шагалу, всегда везло, а Хаиму Сутину – наоборот, хотя оба вошли в историю мировой культуры как гениальные художники. Слово “шлимазл” образовано от двух слов: немецкого “schlimm” – в переводе “плохой, неудачный, невезучий” и идишского “мазл” или ивритского “мазаль” – счастье, удача, что, очевидно, знают все. Видимо, не случайно в свое время в Париже Хаим Сутин бросал камни в окна Марка Шагала. Они во всем были разные. Шагал до конца жизни с любовью вспоминал еврейское местечко, почти весь образный мир Шагала связан с ним. Сутин ненавидел местечко… Его мир – это собрание гениальных неудачников, каким был и он сам…”

Здесь уместно отметить, что для понимания некоторых идишских слов необязательно быть потомком носителей этого языка или изучать его специально. О смысле некоторых слов могут догадаться те, кто, как я, изучали в школе немецкий. Например – “убер хухем” – насмешливое “умник”. “Хухем” – это метаморфоза ивритского “хахам”, а “убер”… Недавно генерал-майор запаса, бывший начальник кадрового управления ЦАХАЛа Элиэзер Штерн, выступая по радио, сказал про кого-то: “овер-хухем”. Понятно, что идиш у него не от родителей, это выражение он где-то прочел, и прочел неверно – с “английским” акцентом: вместо “убер” – “овер”. Но смысл не изменился, поскольку английское “овер” означает то же самое: “сверх”.


Изучавшим немецкий легко понять и близкое выражение “гройсер хухем” – тоже с иронией говорят, типа “великий умник”. (Вспомнили “гроссбух”?) Есть и просто “хухем” – умник. “Мойше гройс” – так называют заносчивых, высокомерных людей.

Много лет назад, когда я только-только начал работать переводчиком, в заголовке одной статьи мне попались два слова, смысла которых я не знал и не смог найти их в словаре: “хроп” и “шлафштунде”. “Хроп” в иврите из идиша, там оно звучит “храп”, а туда проникло, как вы уже догадались, из русского. То есть “хроп” – это крепкий сон. По стилю – “задать Храповицкого”. А “шлафштунде” – Schlafstunde – чисто немецкое выражение, означает послеобеденный сон; но в самой Германии оно не используется. Возможно, это изобретение евреев, сделанное уже в сонном левантийском Израиле. (На Кубе это называется “сиеста”.) Статья сообщала, что в Иерусалиме принят подзаконный акт, запрещающий шуметь во время Schlafstunde, и столичные буржуа и мещане могут теперь после сытного обеда без помех поспать.

Рувик Розенталь, автор фолианта “Полный словарь еврейского сленга”, рассказал как-то о забавном историческом анекдоте. Нацистский министр пропаганды Геббельс в одной из своих пламенных антиеврейских речей использовал сленговое выражение: “Нужно быть “шмире штейн” в отношении евреев”, то есть, нужно быть начеку, держать ухо востро. “Шмире штейн” – сленговое выражение, по сути схоже с русским быть на “шухере”. В чем особенность геббельсовской фразы? В том, что в создание немецкого сленга внесли свой вклад немецкие евреи. И первая часть словосочетания “шмире штейн” происходит от ивритского “шмира” (охрана). Добавим немецкое “штейн” (стоять) – и получим “стоять на стреме”, быть начеку. Не спускать глаз с евреев, которых Геббельс считал главными врагами немцев.
Когда мы в детстве мирились, то цеплялись мизинчиками и дуэтом говорили: “Мирись, мирись и больше не дерись”. В Израиле для этой цели дети используют речевку с идишским вариантом слова “шалом” (мир): “шОлем”; тоже цепляются мизинчиками и: “Шолем, шолем леолам, брогез, брогез аф паам!” – “В мире, в мире навсегда, в ссоре, в ссоре – никогда”.

“Шиксэ” – так называют иногда нееврейскую девушку. Зачем евреям особое слово для обозначения нееврейской девушки? А есть необходимость: приводит местечковый парень жену-нееврейку в дом – вот и нужно особое название. Дед ворчит: Аз ох ун вэй! (Беда!) Бабушка в панике: “Гевалт!” Ассимиляция стучит в ворота. “О-то-то” (вот-вот) чистых евреев вовсе не останется. (Оказывается, и “о-то-то” – из идиша.) А если девушка вполне еврейка, то для нее есть свое “мейдалэ”. Сейчас в Израиле это считается немного пренебрежительным обращением, и девушка может обидеться. Если старик ей так скажет – еще простят, а если ровесник…

“Мойсер” – доносчик, чаще всего – тот, кто доносит на религиозных светским властям. Талантливый израильский писатель Яаков Шехтер полагает, что советское “мусор” произошло от этого слова.

Общеизвестно, что идиш внес большой вклад в русскую “феню”, блатной язык. Есть там одно слово, которое прижилось и в иврите – “марвихер”. К ивритскому “марвиах” (получает выгоду) прибавили европейский суффикс “-ер” – тот, кто получает выгоду. В воровском мире есть те, кто непосредственно выполняют кражу, а есть те, кто дает наводку, а потом принимает краденое, продав которое и получает свою долю прибыли. Без такого “марвихера” вору на дело идти резона нет. Не встанет же он сам на рынке в торговый ряд, чтобы продать то, что вчера украл. Опасно.

Бывают случаи, когда вообще никаких усилий не прилагаешь, а тебе крупно повезло. Такая ситуация описывается выражением “бе-фукс”. Когда человек получает что-то случайно, по везению, не благодаря своим талантам или стараниям, то говорят: “кибел бе-фукс”. В викторине бросил ответ – случайно угадал, в бильярде стукнул наугад по безнадежному шару – а он влетел в лузу. Или когда есть шар-подставка (которую тебе удружил твой соперник). Такое везение и называется “фукс”.

Известный израильский певец Узи Фукс благодаря своей фамилии стал однажды предметом удачной шутки. “Русская” победительница конкурса “Танцы со звездами” Анна Аронова соревновалась в юмористической передаче “Цхок ме-авода” (“Несерьезная работа”, 2 телеканал) с ее ведущим Шаломом Асаягом, и первой ответила на вопрос: “Кто благодаря везению стал знаменитым певцом? “Узи Фукс!”
Слово “фуксионер”, как вы можете догадаться, означает: “везучий”.

В главе “Русский вклад в ивритский сленг” я рассказывал про то, как полюбился израильтянам русский суффикс “-ик”. Есть в иврите популярный суффикс и из идиша: “-лэ”. Он придает слову уменьшительно-ласкательный смысл. “Има-лэ” (мамочка”), “Сара-лэ” (Сарочка), “саба-лэ” (дедуля) и так далее. Вчера вот увидел: “Бриза-лэ” – отделение для детей в кантри-клабе “Бриза”.

Есть в иврите фраза: “Ле-коль а-яванИм отАм а-панИм” – все греки на одно лицо (русский аналог – “ночью все кошки серы”). Вот что рассказывает лингвист Рувик Розенталь о появлении этой пословицы: “Источник – идиш. Создатели – российские евреи. Правда, они говорили не о “яваним”, не о греках (что им греки?), а об Иванах – так они называли русских солдат, присоединивших огромные территории на Западе своей империи, где проживало больше миллиона европейских евреев. Они называли солдат “ИвОним” и рифмовали с вошедшим в идиш ивритским словом “пОним” (“панИм”, лица). Говорили: Все Иваны на одно лицо. В Израиле, куда это выражение завезли ашкеназы, не разобравшись, что такое “Ивоним”, решили, что речь идет о “яванИм” – греках. Тем более, что рифмовать-то нужно с правильным произношением – “панИм”.

В прошлой главе я обратил ваше внимание на то, что в конце слова вместо “т” произносят “с”. Вы могли заметить еще одну закономерность в “идишском” произношении ивритских слов: в середине слова появляется “й”: “Моше” – “Мойше”, “мосер” – “мойсер, “беседер” – “бесейдер”. Рассказывают, что бывший командующий ВВС, отважный военный летчик Эзер Вейцман в бытность президентом посетил фотогалерею, где среди прочего обнаружил свою фотографию у боевого самолета. Прочитав под снимком надпись, он попросил у помощника ручку и старательно исправил ошибку: не “Эзер”, а “Эйзер” – так его всегда звали. Вот ашкеназ дотошный!

Вооруженные этими знаниями, вы можете догадаться, что означает слово “эйцес”. Верно, “эцот”, советы. “Эйцесгибер” – непрошеный советчик. Напрягши свой уже исчезающий из памяти немецкий, сумел понять такие, например, “идишизмы” в иврите: “гемахт” (законченное дело), “гешефт” (бизнес). Если вы понимаете слово “гешефт”, то легко справитесь и с “люфтгешефтен”: название немецкой авиакомпании “Люфтганза” напомнит, что “люфт” – это воздух. А все слово вместе означает “заниматься сомнительным делом”, “жульничать”.

Обозреватель радиоканала “Решет Бет” по вопросам, касающимся межпартийных баталий, Йоав Краковский, рассказывая с неодобрением о моде среди его коллег идти в политику, отмечает, что у журналистов жизненного опыта кот наплакал, они не вели бизнесы, не работали в административных структурах, и если говорить честно, их деятельность – это “люфтгешефтен”, в основном (это я уже добавляю от себя) говорильня.

Поразившись непривычно темным цветом кожи своих соплеменников из восточных стран, ашкеназские евреи окрестили их презрительным “шварце” (черный). Те не остались в долгу, стали обзывать ашкеназов “вуз-вуз” – передразнивая их привычку говорить “Вос? Вос?” (“Что? Что?”).

Сообщая свой электронный адрес, вы употребляете слово “штрудель” (так в Израиле чаще всего называют русскую “собаку” и оригинальное “эт”) – по названию печенья, которое представляет собой рулет из теста с начинкой и в разрезе действительно напоминает упомянутый знак.

Пора перечислить самые распространенные блюда с идишскими названиями. На первом месте, разумеется, “гефильтэ-фиш” – фаршированная рыба. Потом идет “чолнт” – субботнее блюдо. (Рецепты пересказывать не собираюсь, просто скажу, что как-то в кибуце пробовал этот самый “чолнт”… Нет, деликатес не для меня.) “Кишкес” – наверное, фаршированная кишка. “Кнейдлах” – это клецки. “Рогалах” – так называется кондитерская недалеко от нас, продают там рогалики, безумно вкусные и очень вредные для фигуры. “Локш” на идише – “лапша” (“аль тахиль ли локшим” – не корми меня лапшой, в смысле – не вешай мне лапшу на уши.

Не являясь “прирожденным” носителем идиша, я бессовестным образом эксплуатирую своих друзей и знакомых, обращаясь к ним с просьбой пополнить мою коллекцию. Среди тех, кто уже откликнулся, – главный редактор американской русскоязычной газеты “Новая Флорида” Анатолий Глазер. Он пишет:

“В годы моего детства родители часто говорили по разному поводу: “А гицым паровоз!” Я догадывался, что здесь замешан идиш, но никак не мог понять, когда надо применять это выражение. “Мама, что обозначает “А гицым паровоз”? – спросил я однажды. Она засмеялась и сказала: “Горячий паровоз”.

— Ну и что? – допытывался я, – когда это надо говорить?

— Когда тебе нечего сказать, говори: “А гицым паровоз”

Так я до сих пор и не знаю, что бы это значило.

Вот примерный перевод на русский, полученный от разных друзей: “Здрасьте – приехали!”, “Ну, и что с того?” или “Не великое дело!” Здравствуй, ж., Новый год”.

А самое распространенное, по-моему, слово на идише – “Шваг!” – молчи! Понятно, что только у евреев призыв к молчанию мог стать самым распространенным выражением. Ну, покажите мне еврея, который молчит! Не можете, тогда – “шваг!” – лучше молчите…”

Я, в отличие от Анатолия, выражение “гицым паровоз” никогда не слышал. Стал наводить справки. И вот что выяснил. Вначале на идише было “а хиц ин поц”, что является очень неприличным, нечто вроде “жар тебе в одно место”. Народ придумал эвфемизм, полагая, что кому нужно – поймет, и стал говорить: “а хиц ин паровоз”, которое позже переродилось в “а гицым паровоз”…

В следующей главе мы удостоверимся, что идиш, как и любой язык, не чурается крепких словечек.

“Новости недели”

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | День Катастрофы

Сегодня, 27 нисана по еврейскому календарю, в Израиле отмечают день Памяти Катастрофы и Героизма в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *