Воскресенье , Август 18 2019
Home / Еврейский мир / Бекицер, картина маслом!

Бекицер, картина маслом!

ИДИШИЗМЫ В ИЗРАИЛЬСКОМ ОБИХОДЕ

Считается, что в Израиле идиш загнан в угол. На самом же деле маме-лошн жив и прорастает через иврит

Давида Гоцмана в исполнении Владимира Машкова полюбили многие. А уж те, кому дорог идишкайт – и подавно. Хотя в сериале “Ликвидация” идиш лишь мелькает, но его духом пропитана каждая серия…

Юрий МООР-МУРАДОВ

Недавно читал в “Аарец” статью Алуфа Бена об американском драматурге Дэвиде Мамете и наткнулся на такую фразу: “Шнейну ме-ото а-штэтл” (“Мы оба из одного еврейского местечка”. Местечко – так переводится идишское слово “штэтл”.

Мой друг, прозаик Михаэль Юрис, увидев у меня в руках ханукальный волчок, купленный для внучки, сказал: “О, какой красивый “дрейдл”.

Когда израильтяне хотят выразиться красочно, смачно, они прибегают к словечкам из идиша. Эти слова так прочно вошли в иврит, что их знают и используют не только те, чьи родители были носителями этого замечательного языка (“мамэ лошен“). Однажды из уст типичной “марокканки” я услышал слово “гурништ” – она хотела сказать “ничего, ноль, пусто”.

Лингвисты подсчитали, что в иврите более полутысячи словечек из идиша, а кроме того, огромное количество кАлек – выражений, дословно переведенных из этого языка. “Эйнаим гдолот” (завистливый), “ма нишма“, “а-икар а-бриут” (главное – здоровье), “аль тебальбель ли эт а-моах” (не морочь мне голову), “а-годель ло ковеа” (размер значения не имеет)… Можно продолжать в таком духе долго.

Кальки оставим в стороне, сегодня поговорим о словах. При отборе примеров я буду, как всегда, следовать установленному мной ранее правилу: беру только то, что слышал сам или сам иногда использую.

Идиш – заразительный язык. К нему прибегают не только евреи разного происхождения. Впервые с идишскими словами я столкнулся, переводя американские фильмы, в особенности те, действие которых происходит в Нью-Йорке. Самые неподдельные гои – ирландцы, итальянцы, афроамериканцы – то и дело аттестовали друг друга так: “шмок“, “поц“, “штинкер“. Первые два слова – так обзывают нехороших людей. Третье слово – “доносчик” (дословно – “вонючка”).

Любой американец поймет выражение “мазл тов“. В одном фильме молодая героиня говорит о себе, что будет настоящей “а-идишэ мамэ” для своих детей (чрезмерно заботливая), и я пребывал в полной уверенности, что она “а-идка“, то бишь еврейка. Но вот наступает сцена свадьбы, и вдруг в кадре появляется священник, гости чинно сидят в церкви, и никакого тебе раввина и хупы, и жених не разбивает ногой стакан!..

Но, разумеется, американский английский не может сравниться с ивритом по числу идишских вкраплений. Вот некоторые самые популярные. “Альте захен” (старые, ненужные вещи) – это в Израиле даже арабы знают; правда, я подозреваю, что они считают первый слог своим, родным, арабским артиклем “аль” (как “Аль-Акса” или “Аль-Джазира”), – “Аль-Тизахен”. А что?

“Альте захен” полагается хранить в “бойдем” – на антресолях или чердаке, именно там хранят никому не нужные или редко используемые вещи перед тем, как отдать их старьевщикам. Русские говорят: достал из нафталина, израильтяне – “ми-бойдем“. На радиоканале 88FM есть музыкальная передача “Ширим ме-hа-бойдем“. Так сказать, старые песни о главном.

Недавно в очередной раз услышал идишское, хотя на самом деле немецкое “фраер” (“лопух”). В разгаре забастовка медсестер, которые требуют повышения зарплаты, и председатель их профсоюза Илана Коэн говорит: “Ахайот ло фраерот!” То есть хватит их эксплуатировать за гроши! Есть движение протеста, которое гордо называет себя “А-фраерим” – это те, кто требует, чтобы все без исключения наши сограждане служили в армии.

“Шнорер” – надоедливый попрошайка. Так, среди прочего, называют израильтян, которые отправляются в богатую Америку просить пожертвования на какое-либо благое дело – строительство больничного корпуса, библиотеки, клуба…

“Швицер” – хвастун. Иврит взял корень слова “швиц” и склоняет его по своим правилам (“леашвиц” – безудержно хвастать).

“Кунцим” – мелкие хитрости, всякие проделки. К “кунцим” нередко прибегают те, кто хочет укрыть часть доходов от налогообложения.

Слово “цацка” русскоязычному народу хорошо знакомо. Это вся такая из себя барышня расфуфыренная. У “цацки“, понятное дело, есть “цици“. В великолепном сатирическом телесериале 1990-х годов “Шаарурия” (“Скандал”) есть сюжет, в центре которого это слово. Врач в конце рабочего дня говорит своей помощнице: “Тацици а-хуца“. Из контекста понятно, что врач сказал: “Выгляни наружу, нет ли в приемной еще посетителей (от глагола “леациц” – “выглянуть, заглянуть”). Но если кому-то захочется придраться, это “тацици а-хуца” можно истолковать в жаргонном аспекте, и тогда получается: “та-цици а-хуца“. “Та” – это сленговое произношение выражения “эт а“, ну а “цици” вы уже знаете. Короче, девушка подала на врача в суд за сексуальные домогательства, поскольку он, по ее утверждению, потребовал: “Вытаскивай свои титьки”. История закончилась печально: жена бросила врача, адвокат его разорил, пресса затравила, и герой, жертва двусмысленности, покончил с собой.

В книге “Занимательный иврит” я подробно писал о слове “лефарген“… Оно тоже пришло в иврит из идиша и означает: не завидовать, не мешать чьей-то карьере, продвижению, оказывать моральную поддержку. Соответственно, “ло мефаргеним” – завидуют, мешают. Недавно я узнал, что у этого замечательного слова есть еще один смысл… По радио передавали рекламу: женщина капризным голосом говорит мужу: “Од меат хаг, тефарген ли эйзе матана!” Выходит, “тефарген” означает еще и “подари”. Я решил проверить свою догадку. В одной конторе мне вручили чек, за которым я приехал, попросили подписать справку, что я его получил, и дали ручку. Как человек пишущий я питаю слабость к хорошим канцтоварам – ручка очень удобно легла мне в руку и писала просто волшебно. Расписавшись, я сказал служащей: “Эйзе эт нифла! Тефаргени ли ото!“. Женщина улыбнулась и сказала: “Бевакаша“.

Теперь хочу сделать одну важную оговорку. У меня нет никаких сомнений, что читатели обнаружат в этой статье массу неточностей, ошибок в произношении слов и их трактовке. Хотел бы я их избежать, но это в принципе невозможно, коль скоро дело касается идиша. И тут должна помочь история, рассказанная мне главным редактором “Новостей недели”. В свое время газета публиковала много материалов об идише, и после каждой публикации звонили знатоки языка и первым делом интересовались, знает ли он, Белоцерковский, идиш. Леонид, по его словам, честно признавался: “Абиселе” (немного), и тогда звонившие говорили: ну, тогда с вами не о чем говорить. Тем не менее, каждый из них излагал свои претензии к статье, в которой, по их мнению, были ошибки. Дело в том, объясняет Белоцерковский, что есть разные диалекты идиша – бессарабский, литовский, украинский… В разных регионах слова произносились по-разному, и каждый читатель отстаивал именно то произношение, к которому он привык. Так что если увидите неверное, на ваш взгляд, написание или толкование, считайте, что это другое произношение.

Весьма любопытную группу составляют ивритские слова, которые в стародавние времена вошли в идиш, изменили там свою форму и в таком, измененном, виде вернулись в современный иврит. “Балабустэ” – это бывшее “балабайт” (хозяин, владелец); “балагула” – “баал агала” (извозчик), “цорес” – “царот” (проблемы, беды), “шабес” – (шабат), “мишпуха” (семья), “дОс” – “дати” (ультраортодокс), “тахлес” – метаморфоза слова “тахлит” (суть, сущность)… Вы уже уловили закономерность? Там, где в иврите “тав“, в идише произносится “с”. Поэтому “тухес” – это преображенное “тахат” (перевод на русский, я уверен, не требуется). Уменьшительное от него – “тусик” — такговорят, обращаясь к детям, и в приличной компании. “Цимес” (смак, деликатес) – от “цимук” (изюминка), “клейзмер” – от “клей земер” (музыкальные инструменты), “пушт” (простак) – от “пашут” (простой). Уже вернувшись в иврит, это слово еще раз преобразилось в “пуштак” – никчемный человек.

Ведущий и исполнительный директор Первого радио Влад Зерницкий по моей просьбе назвал свое любимое идишское словечко как раз из этой серии. Влад пишет: “Я часто использую (находясь под впечатлением сериала “Ликвидация”) слова нач.угрозыска Давида Марковича Гоцмана: “Бекицер, картина маслом!”

На иврите было “бе-кицур” (вкратце), в идише преобразилось в “бекицер” (со смыслом “короче”), в таком виде вернулось в современный иврит и крепко в нем обосновалось.

От ивритского слова “двекут” (заражение) получилось идишское “дибук” – бес (который вселяется в тело человека). Вам должна быть известна знаменитая постановка “Габимы” – “Дибук”.

Слово “парцуф” встречается в Торе. Там оно нейтрально и означает просто лицо. Пожив в идише в форме “парцеф” это слово вернулось в иврит с уже негативной коннотацией типа “морда” или “рожа”. “Аль таасе парцуфим” – не строй рожи, “пагашти эйзе парцуф” – встретил одного типа…

“Фейгалэ” – и птица, и “голубой” (Фейглин = Птицын; судя по его политическим взглядам, он из семейства ястребиных). Я это слово услышал в замечательном спектакле по пьесе моего товарища Гура Корена “5 килограммов сахара”. Внук рассказывает деду, что его знакомый – определенной ориентации. Дед сначала не понимает, потом уже на своем языке уточняет: “Так он что, фейгалэ?!” (Спектакль идет в “Гешере”, весьма рекомендую – на мой взгляд, это один из лучших на современной израильской сцене, а я похвалами в адрес спектаклей зря не разбрасываюсь. Недавно посмотрел другую постановку и потом сказал друзьям, что это “брох“, то есть неудача, провал, не стоит тратить времени.

Еще в самом начале своей переводческой карьеры я догадался: если в слове есть “айн“, “каф” и “тав“, но оно отсутствует в словаре, это почти на сто процентов идиш. Я спросил у того же Гура Корена, какое идишское слово у него самое любимое. Оказалось, “шойн“. Он привел несколько фраз, и из контекста я догадался, что это означает “ладно” – в том смысле, в котором оно упоминается у Высоцкого: “Обидно мне уже, досадно мне, ну, ладно”. (“Пойдем в кино? – Что-то не хочется. – Шойн, не пойдем”).

“Мэнч” – мужчина. В знаменитом голливудском фильме “Квартира” доктор Драйфус говорит это идишское слово своему ветреному соседу “Баду” Бакстеру, роль которого исполняет Джон Леммон. (Любопытная деталь: у снятого в 1960 году фильма “Квартира”, в которой блистает также Ширли МакЛейн, примерно такая же судьба, как у советского блокбастера “Ирония судьбы”. Главные события в нем происходят в новогоднюю ночь, и в течение полутора десятков лет эту трогательную комедию крутили американскими телезрителям каждую ночь с 31 декабря на 1 января). В Израиле я впервые столкнулся с этим словом, когда однажды покупал себе брюки – магазин назывался “Мэнч“. Это слово произносили и в скетче знаменитого сатирического трио “А-гашаш а-хивер”: “Мешугене мэнч” – чокнутый мужчина.

То, что “мешуге” означает “сумасшедший, свихнувшийся, чокнутый”, я знал задолго до того как заговорил на иврите: вычитал его в “Улиссе” Джеймса Джойса. Автор примечаний (эту книгу без примечаний читать невозможно) пояснил смысл слова, не сказав, откуда оно. Сейчас я знаю, что “мешуге” – идишское произношение ивритского “мешуга“.

Выше я использовал слово “гои“, теперь хочу к нему вернуться.. Вопреки распространенному мнению, никакой негативной коннотации в этом слове нет. Оно всего-навсего означает “нееврей”. То есть на этом человеке нет тяжелой обязанности выполнять “мицвот” – заповеди, среди прочего – воздерживаться от работы по субботам. Некоторых евреев на идише называют “шабес-гой” – в субботу такого можно попросить включить свет, погасить свечу, перенести что-то… Точнее, не попросить, а намекнуть ему на то, что нужно что-то сделать. Сообразительный малый сам поймет, чего от него хотят.

“Мазаль шель гой” – перевод на иврит из идиша. Так называют серию удач. Ведь евреям по определению хронически не везет. А если вдруг “поперло”, да еще несколько раз кряду, то это не иначе как заблудившийся “мазаль шель гой“, потому что только неевреям везет раз за разом.

В упомянутом выше “Улиссе” есть выражение “а-гоише нахес” и пояснение: “гойское счастье”. Сейчас у меня серьезное подозрение, что Джойс что-то напутал, видимо, хотел написать “а-гоише мазл“. В заблуждение, мне кажется, его ввело идишское выражение: “а-идише нахес“. Если евреям повезет только один раз, то никакого подозрения в кошерности этого везения не возникает, в таком случае и вспоминают про “а-идише нахес“. Это полуперевод выражения “нахат йеhудит“. “Нахат” – как бы кратковременный перерыв в череде бесконечных бед и забот.

Мне сложно объяснить выражение “идишкайт“, потому что одним русским словом тут не обойдешься. На иврит перевести просто: “яhадут“. Объясню, в чем дело. Возьмем созданное таким же образом слово “несиут“… Переведи “президентство” – получается неуклюже, лучше двумя словами – “институт президентства”. “Идишкайт” так и тянет перевести буквально “еврейство”, но в русском у этого слова есть другой смысл: еврейское сообщество. “Идишкайт” означает нечто иное. Его проявляет тот, у кого есть особые симпатии ко всему еврейскому. “Еврейскость”, что ли.

Тема далеко не исчерпана. Читайте в ближайших выпусках “Смачный идиш Геббельса”.

“Новости недели”

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | День Катастрофы

Сегодня, 27 нисана по еврейскому календарю, в Израиле отмечают день Памяти Катастрофы и Героизма в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *