Понедельник , Август 19 2019
Home / Израиль / Кирьят-Малахи: репортаж с места трагедии

Кирьят-Малахи: репортаж с места трагедии

Три смерти в городе ангелов

Евгения КРАВЧИК

Новая война, развязанная исламистами Хамастана, уже получила туманное название «Облачный столб». А гиблое место, в которое я сейчас еду, называется возвышенно: Кирьят-Малахи – Ангельский город.

Машин на шоссе почти нет: обстрелы нашей территории из сектора Газа не прекращались всю ночь. Никаких заторов на повороте в Ашдод (сегодня с утра прямым пропаданием ракеты здесь был причинен ущерб жилому дому). К счастью, квартира, изуродованная то ли «градом», то ли иранским «Фаджером», была пуста.

Добравшись до въезда в Кирьят-Малахи, сворачиваю на автозаправочную.

«Не скажете, где находится жилой дом, в который час назад попала ракета?»

«Он находится на улице Хабад, – объясняет один из жителей города. – На втором светофоре сверните направо».

«Сегодня нас отпустили с работы, – говорит жена горожанина. – У многих сотрудников маленькие дети, дверь хлопнет – ребята смертельно пугаются».

Выезжаю с автозаправочной обратно на шоссе. Внезапно в открытое окно машины врывается вой сирены. Шесть с лишним лет назад, на севере страны в дни Второй ливанской, в подобных ситуациях я продолжала двигаться.

Но что это? Три автомобиля, ехавшие впереди, резко тормозят и прижимаются к обочине шоссе.

«Бегите сюда!» – кричит мне один из водителей.

Прибежала. И что?! Укрыться все равно негде.

Сирена продолжает завывать, но я успеваю вытащить из рюкзака камеру.

Взрыв! Настолько мощный, будто прогремел рядом.

«Скорей – снимайте! – кричит один из водителей. – Батарея «Железного купола» сбила ракету».

2

Снимаю. Кадр, еще кадр… Разлетается в разные стороны стая перелетных птиц. В этот момент грохочет второй взрыв (ощущение такое, что всех нас сейчас подбросит в синее бездонное небо).

«Слава Всевышнему, пронесло! – восклицает другой водитель. – Вам куда?»

«Как найти дом, в который попала ракета?»

«На втором перекрестке сверните направо».

Сворачиваю. Здесь, впрочем, уже не ошибешься: толпа соседей (бледные лица – люди в шоке).

3

Полицейские… Волонтеры ЗАКА…
Полицейские… Волонтеры ЗАКА…

— Минувшую ночь я провела у сына в Ашдоде, – рассказывает Симха, женщина лет 55-ти. – Мы почти не спали: трое внуков – мал мала меньше. Сигналы воздушной тревоги. Нервотрепка… Слава Б-гу, обошлось. Час назад по радио передали, что в Кирьят-Малахи взорвалась ракета, погибли люди. Узнав, в каком районе разразилась трагедия, я бросилась сюда: живу по соседству много лет. И вот…

Мы с Симхой стоим, как вкопанные, и тупо наблюдаем, как заскакивают в подъезд и выходят обратно сотрудники полиции да добровольцы ЗАКА. Раненых (их семеро, состояние двоих тяжелое) уже развезли по больницам. А здесь…

— Нас с женой и дочерью подняла с постели вначале сирена, а потом и мощнейший взрыв, – рассказывает Хаим, жилец дома напротив. – В чем были, мы бросились на лестничную площадку.

(Впрочем, и сейчас 13-летняя дочь Хаима топчется у подъезда в пижаме и комнатных тапочках).

5

— Спуститься в подвал (других убежищ в нашем квартале нет) мы не успели: прогремел взрыв, следом за ним – второй… – говорит Хаим.

Приблизившись к подъезду дома, в который попала ракета, вижу (дежавю) ту же картину, которая отпечаталась в памяти со Второй ливанской.

6

Кто-то нервозно кричит…

7

Кто-то застыл, безмолвный: парализован пережитым шоком. Кое-кто нервно смеется.

— Тела убитых никак не вытащат из-под обломков… – произносит, ни к кому не обращаясь, случайно оказавшийся рядом со мной парнишка из ЗАКА – объединения по сбору останков и опознанию жертв террора.

— В какую квартиру угодила ракета?

— Она разрушила сразу несколько квартир, – объясняет волонтер. – На четвертом этаже полностью разрушены минимум две квартиры и еще одна – на третьем…

Вот ослепшие (осколки стекла хрустят у нас под ногами) окна одной из них. Рядом сушится белье. Снять его некому: возможно, именно в этой квартире на четвертом этаже погибла молодая беременная женщина…

8

— Сюда нельзя – идите в обход! – останавливает меня молодой полицейский.

Сделав крюк, оказываюсь напротив запасного входа в подъезд. Лишь сейчас проясняются масштабы разразившейся здесь трагедии. Четвертый этаж снесло, выбиты окна и погнуты рамы на третьем, втором и даже первом…

10

У черного хода выстроились в ряд три машины «скорой». Внезапно из черной дыры (именно так выглядит запасной вход) появляются полицейские и парамедики. Как же тяжела их ноша…

11

Один из сотрудников «скорой» подкатывает носилки – на них укладывают тело первой жертвы боевиков Хамастана.

Спустя пару минут вытаскивают останки второго убитого…

12

Потом – третьего…

Одна за другой машины «скорой» уезжают: останки везут в морг.

До сих пор со вчерашнего дня, когда ВВС ЦАХАЛа ликвидировали Ахмеда Джаабари, начальника «генштаба» регулярной армии ХАМАСа, арабские террористы выпустили по нашим населенным пунктам порядка 230 (двухсот тридцати!) ракет – и число атак, если верить представителям командования ЦАХАЛа, будет увеличиваться. Сейчас, в эти минуты, в Газе готовятся к похоронам «национального героя» – отъявленного террориста, руки которого по локоть в еврейской крови. Значит, все силы боевиков, прячущихся от ударов израильских ВВС за спинами женщин, детей и стариков (мирных жителей сектора), будут брошены на отмщение.

Накануне армейская пресс-служба сообщила: в гуще гражданского населения находятся не только «ракетчики», но и многие склады оружия и боеприпасов. Попробуй уничтожить их хирургически точными точечными ударами – и избежать жертв среди гражданского населения. Вот уже много лет ЦАХАЛу приходится воевать с врагом в густонаселенной местности и проявлять (неистребимый еврейский гуманизм!) невероятную осторожность. Цели исламистов прямо противоположны: для них главное – убить как можно больше евреев. Чем больше жертв среди мирных граждан – тем слаще вкус «победы».

На сей раз, однако, рассчитывать на победу ХАМАСу не приходится. Об этом говорит министр транспорта Исраэль Кац (оказывается, и он успел добраться до Кирьят-Малахи).

13

О том же позже скажет министр внутренних дел Эли Ишай, а Ави Дихтер, житель соседнего Ашкелона и министр по делам тыла, обратится к жителям улицы Хабад с просьбой строжайше выполнять все распоряжения армейского командования. В противном случае…

14

— Я хорошо знал одного из убитых, – рассказывает молодой хабадник. – Супружеская пара находилась с миссией от ХАБАДа в Индии. Месяца четыре назад молодые муж и жена с малыми детьми вернулись на время домой, в Кирьят-Малахи. Сегодня малыши остались сиротами – убит их отец…

Ракета, угодившая в жилой дом, разрушила три семьи: убита молодая мать (ее 4-летний сын тяжело ранен, нейрохирурги больницы «Шиба» борются за спасение рук ребенка, изрешеченных осколками; отец мальчика получил осколочные ранения в голову – он еще не пришел в сознание).

Убит еще один молодой мужчина (имена погибших пока не разрешены к публикации). Судя по путаному рассказу не вышедших из шока соседей, после первой сирены он бросился на лестничную площадку и постучал в квартиру друзей, чтобы те вышли в подъезд…

Спасти друзей он не успел – в этот момент ракета попала в то самое место на площадке четвертого этажа, где мужчина стоял у соседской двери.

— Нет, вы только посмотрите: разве это убежище?! – рыдает молодой мужчина, распахивая дверь в…

15

Теперь уже я в шоке. Никакого убежища в доме по улице Хабад нет и в помине: подвал завален старыми детскими колясками да выброшенными вещами…

— Неподалеку отсюда живет семья бывшего президента страны Моше Кацава, – сообщает журналист Александр Рыбалка. – Но и на виллах, насколько мне известно, специально оборудованных убежищ нет.

16

— А вы здесь какими судьбами?

— Я почти 20 лет живу в этом квартале, – говорит Рыбалка. – Утром меня тоже разбудила сирена, но я перевернулся на другой бок: бежать все равно некуда – убежищ в кварталах бедноты Кирьят-Малахи нет…

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Михаил ЛОБОВИКОВ | Вонючий трюк

Годовщине одного из самых малосимпатичных деяний «неутомимого интригана» посвящается

One comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *