Вторник , Февраль 19 2019
Home / Актуально / Дети войны

Дети войны

Пётр Люкимсон, «Новости недели»

Наших детей, ставших жертвами ракетных обстрелов, не десятки и не сотни — их тысячи!..

Все мы помним, что начало нынешнего учебного года было ознаменовано очередными обстрелами южных районов страны и Западного Негева. Тогда СМИ назвали эти бомбежки «новой эскалацией напряженности вокруг сектора Газы».

— На самом деле для нас никакой новой эскалации не существует, — говорит Дина К., русскоязычная жительница округа Эшколь, — потому что для нас все эти годы не было затишья. Так или иначе обстрелы продолжались. Палестинцы чуть что кричат, что Израиль бьет по их детям. Но почему никто из наших политиков не говорит на международной арене о том, что каждый обстрел из Газы — это преступление против наших детей?! Почему ничего не делается для того, чтобы раз и навсегда прекратились обстрелы наших домов?!

Дина, безусловно, права: каждый обстрел израильской территории, ракетный или минометный, даже если официально в результате «нет пострадавших и не причинен материальный ущерб», — это очередное преступление палестинцев против мирного израильского населения, в первую очередь — против детей. За 11 лет, прошедших с того времени, как первые «касамы» стали падать на Сдерот и окрестные мошавы и кибуцы, в стране успело вырасти поколение людей, в той или иной степени страдающих посттравматическим синдромом.

По данным исследования, проведенного под руководством директора Школы социальных работников при сдеротском колледже «Сапир» проф. Орит Гутман-Шварц и д-ром Тамар Лави, 13% детей из населенных пунктов, расположенных в радиусе 40 км вокруг сектора Газы, страдают посттравматическим синдромом и около 30% — частичным или скрытым посттравматическим синдромом.

Воздушная тревога в кибуце Кфар-Аза, расположенном недалеко от границы с сектором Газы. © AP Photo/Sebastian Scheiner

Это огромные цифры. Как показывает то же исследование, посттравматический синдром распознается довольно легко. Один из его первых признаков — ребенок 6-9 лет начинает мочиться в постель, по ночам его мучают кошмары и порой он кричит во сне так, что будит всех в доме. Многие дети и даже подростки 15-17 лет боятся спать одни в комнате и просят, чтобы родители разрешили им спать рядом с ними.

Дети, хотя бы раз оказавшиеся на улице в момент падения ракеты, как правило, почти перестают выходить из дома даже с родителями, и категорически отказываются идти в школу без сопровождения кого-нибудь из взрослых. Помня о пережитом страхе, такие дети, где бы они ни оказались, первым делом спрашивают, где находится ближайшее укрытие… Панический страх может охватить их где угодно. Например, многие дети из прилегающих к Газе мошавов и кибуцев буквально впадают в истерику в крупных торговых центрах. Как выяснилось, шум, который возникает в динамиках перед объявлением о тех или иных скидках и особых мероприятиях в том или ином магазине, чем-то напоминает им звук приближающейся ракеты.

Но самое главное, безусловно, заключается в том, что дети с посттравматическим синдромом не способны нормально учиться. Сегодня в городах и поселках, находящихся в зоне обстрелов, проживают сотни детей в возрасте 8-9 лет, которые в силу своего психологического состояния до сих пор не умеют читать и писать. «Битуах леуми» определил им 20-30-процентную инвалидность и назначил соответствующее пособие.

Еще одним следствием посттравматического синдрома иногда становится повышенная агрессивность ребенка по отношению к сверстникам. Он начинает вести себя так, словно хочет доказать всем, что он достаточно силен и способен защитить свою жизнь.

В целом, по наблюдениям израильских психологов, поведение детей, переживших страх перед обстрелами, очень напоминает поведение их сверстников, ставших жертвами насилия и издевательств в семье.

— Людям, живущим в центре страны, трудно понять, что ребенок, страдающий посттравматическим синдромом, по сути разрушает жизнь всей семьи, — говорит Дина К. — Вы перестаете спать по ночам, кто-то из домашних должен постоянно быть с этим ребенком и общаться с ним, несмотря ни на что, спокойно и терпеливо, с учетом его состояния. Знаете, этим летом мы решили всей семьей отдохнуть в Италии. Когда мы поселились в гостинице, сын вдруг спросил: «Мама, а где здесь прячутся, когда летит ракета?!». Я не сумела сдержать слез… Успокоившись, я сказала ему, что здесь никогда не падают ракеты, и он впервые за последние три-четыре года спал спокойно и не кричал во сне: «Азака! Азака!».

Конечно, можно посмотреть на это и по-другому, мол, 13 процентов — это не так уж много, подавляющее большинство израильских детей и подростков научились смотреть на обстрелы как на неотъемлемую часть жизни, и это никак не сказывается на их психике. Когда речь заходит о 30 процентах страдающих посттравматическим синдромом частично, имеется в виду, что эти дети справились с этим синдромом своими силами. Однако специалисты не исключают, что его последствия скажутся на них в будущем — и в 30, и в 40 лет. К примеру, некое произошедшее в их жизни экстраординарное событие может воскресить те страхи, которые им удалось силой воли оттеснить в глубины своего подсознания.

Любопытный, но также очень грустный факт… Другие исследования израильских психологов и психиатров показали, что в крупных городах, подвергавшихся ракетным обстрелам (то есть в Беэр-Шеве, Ашкелоне и Ашдоде), доля детей с посттравматическим синдромом выше, чем в приграничных кибуцах и мошавах, хотя обстрелы этих городов были гораздо менее интенсивными, чем обстрелы населенных пунктов, находящихся рядом с Газой.

Безусловно, в немалой степени это связано с тем, что для детей из тех же кибуцев и мошавов создано 5 реабилитационных центров, где с ними и индивидуально, и в группах постоянно работают психологи. Так как крупные города обстреливались меньше, проблеме реабилитации их маленьких жителей почти не уделялось внимания. Никто и не подумал открыть в этих городах специальные центры психологической помощи, а те родители, которые вынуждены были обратиться за оказанием такой помощи своему ребенку через больничные кассы, должны дожидаться очереди по несколько недель, а то и месяцев.

И все же дело не только в этом… Как выяснилось, дети, которых на время обстрелов родители отравляли к родным, проживающим в более безопасных районах страны, могут страдать различными фобиями даже в большей степени, чем те их сверстники, которые на протяжении всего времени обстрелов оставались вместе с родителями в своих домах. Это подтверждает известную истину: на психическое здоровье и поведение детей значительное влияние оказывает не только страх перед ракетными обстрелами (хотя тот, кто хотя бы раз слышал звук приближающегося снаряда, знает, как это страшно), но и поведение родителей и окружающих взрослых в целом. В тех кибуцах, жители которых во время обстрелов ведут себя спокойно и не паникуют, случаев шокового состояния у детей зафиксировано значительно меньше. И наоборот, если взрослые паниковали и стремились как можно скорее увезти детей куда угодно, только подальше от дома, это негативно сказывалось на их психике. Те же закономерности были отмечены при обследовании детей, оказавшихся в дни Второй ливанской войны под обстрелами «Хизбаллы». Правда, у детей, проживающих в южных районах страны, которые подвергаются обстрелам из Газы, посттравматический синдром проявляется в более тяжелой форме и носит затяжной характер, что вполне объяснимо «хроническим» характером самих ракетных обстрелов.

Чрезвычайно показателен, с точки зрения психологов, и тот факт, что наименьшее число случаев посттравматического синдрома зафиксировано в Ашдоде у детей из тех районов, в которых проживают ультраортодоксы. Солидарность жителей, ощущение единства общины, которая в любой момент готова прийти на помощь каждому из них, видимо, порождает у детей из ультраортодоксальных семей чувство защищенности и уверенности в собственной безопасности, которые не дают развиться синдрому. Нельзя забывать и о том, что эти дети верят в Бога, в то, что они находятся под Его защитой.

В связи с этим израильские соцработники и психологи отрабатывают сейчас новые методы работы с населением, призванные сплотить жителей различных районов, дать им ощущение того, что они, подобно кибуцникам и ортодоксам, являются частью общины, члены которой всегда готовы протянуть руку ближнему.

Однако Дина К., которая, по ее словам, стала за эти годы специалистом по посттравматическому синдрому, считает эти меры недостаточными.

— Мы, уже много лет вынужденные жить под ракетными обстрелами, требуем от правительства положить конец этому издевательству, — говорит она. — Хватит терпеть преступления, практически ежедневно совершаемые против наших детей и превращающие их в инвалидов! Мы требуем раз и навсегда прекратить обстрелы из Газы! Надо не новые психологические центры создавать и устанавливать неподалеку от наших домов «Железные купола», а приложить все усилия к тому чтобы защитить народ Израиля от этого ужаса. Уверена, что это возможно, нужно только захотеть. А если мир будет возражать, давайте покажем ему фотографии наших детей, ставших жертвами этих обстрелов. Этих детей не десятки и не сотни — их тысячи! И они не избавятся от полученной душевной травмы до тех пор, пока не будут уверены, что мы, взрослые, способны их защитить.

31.10.2012

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Лиза ЮДИНА | Самая настоящая война

Страшны не арабы — мы ведь не обманываемся в отношении них… Страшны евреи, которые рядом …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *