Суббота , Ноябрь 25 2017
Home / Авторское / Д.Хоткевич / Чистое искусство дошло в массы

Чистое искусство дошло в массы

У каждого человека актер обычно ассоциируется с определенной ролью в кино или театре. Так уж случилось, что впервые Александра Григорьевича Филиппенко я увидел в роли Кощея Бессмертного в фильме “Там, на неведомых дорожках”. Так им он мне и запомнился — отрицательным героем.

Это уже потом я увидел его в разных ипостасях — шут из “Айвенго”, сэр Ричард из “Черной стрелы”, Балаш из “Визита к минотавру”…

Конечно, был Коровьев (а еще позднее — Азазелло) из “Мастера и Маргариты”, дон Рэба из “Трудно быть богом”. Но это “совсем другие истории”…

Александру Филиппенко подвластны самые разные амплуа. Он не только замечательный Артист. Он — великолепный Чтец. Очень давно (если мне не изменяет память, в передаче “Вокруг смеха”) я слышал в его исполнении миниатюру, где звучала фраза “…а Козел на саксе…”.

…Зал был полон. Актер никого не оставил равнодушным. Зрители смеялись, когда он читал произведения Зощенко; переживали и грустили, когда звучали отрывки из книги Сергея Довлатова; вновь покатывались со смеху, когда игрались миниатюры Жванецкого; шепотом повторяли стихи Бродского, Левитанского…

Он нас держал… и не отпускал… Два с половиной часа пролетели незаметно. Множество испорченных кадров… Потому что в свои семьдесят лет Александр Филиппенко ни минуты не стоял на одном месте: он танцевал рок-н-ролл и джаз; сцены не существовало — он был в зале, он Читал, он Играл….

* * * * * * * * *

Каждый выбирает для себя
Юрий Левитанский

Каждый выбирает для себя
Женщину, религию, дорогу.
Дьяволу служить или пророку —
Каждый выбирает для себя.
Каждый выбирает по себе
Слово для любви и для молитвы.
Шпагу для дуэли, меч для битвы
Каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает по себе.
Щит и латы, посох и заплаты,
Меру окончательной расплаты
Каждый выбирает по себе.
Каждый выбирает для себя.
Выбираем тоже — как умеем.
Ни к кому претензий не имеем.
Каждый выбирает для себя!

* * * * * * * * *

Пейзаж

Александр Галич

«В Серебряном Боре, у въезда в Дом отдыха артистов Большого театра,стоит,врытый в землю, неуклюже-отесанный, деревянный столб.

Малярной кистью, небрежно и грубо, на столбе нанесены деления с цифрами — от единицы до семерки. К верху столба прилажено колесико, через которое пропущена довольно толстая проволока. С одной стороны столба проволока уходит в землю, а с другой — к ней подвешена тяжелая гиря. Сторож Дома отдыха объяснил мне:

— А это, Александр Аркадьевич, говномер… Проволока, она, стало быть, подведена к яме ассенизационной! Уровень,значит, повышается — гиря понижается… Пока она на двойке-тройке качается — ничего…

А как до пятерки-шестерки дойдет — тогда беда,тогда, значит, надо из города золотариков вызывать…

Мне показалось это творение русского умельца не только полезным, но и весьма поучительным. И я посвятил ему философский этюд, который назвал эпически-скромно: ПЕЙЗАЖ»

Все было пасмурно и серо,
И лес стоял, как неживой,
И только гиря говномера
Слегка качала головой.
Не все напрасно в этом мире,
(Хотя и грош ему цена!),
Покуда существуют гири
И виден уровень говна!

* * * * * * * * *

Булат Окуджава. 
Б. Слуцкому

Вселенский опыт говорит,
что погибают царства
не оттого, что тяжек быт
или страшны мытарства.
А погибают оттого
(и тем больней, чем дольше),
что люди царства своего
не уважают больше.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Тото Кутуньо

Встреча с легендой

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *