Воскресенье , Август 25 2019
Home / Израиль / Терроризм / Взлетели песни над руинами…

Взлетели песни над руинами…

Памяти погибших 11 сентября 2001 года

Рахель ГЕДРИЧ, Нью-Йорк – специально для журнала “ИсраГео”

Фото: Anthony Quintano | Flickr

Вечернее небо над Нью-Йорком сегодня озаряют два мощных луча – это световой монумент Башням Близнецам – в память о чудовищном акте террора 11 сентября 2001 года.

Более 3000 человек погибли и пропали без вести в двух сгоревших и рухнувших небоскребах Всемирного Торгового центра. Все жители Нью-Йорка в то утро оказались в эпицентре народной трагедии. Вся Америка пережила в тот день невероятное потрясение. Жизнь тысяч семей была непоправимо разрушена.

Только спустя годы, когда осиротевшие семьи начали говорить о своем горе, выяснились страшные факты и подробности. Когда горели башни ВТЦ, многие люди оттуда звонили своим близким по мобильным телефонам. Из-за большой нагрузки на линиях связи звонки попадали в автоответчики… Таким образом в тысячах семей остались записанными голоса родных людей, их последняя воля… О чем они говорили и кричали? Что было важно выдохнуть в этот последний миг? В 2009 году телеканал “Дискавери” снял фильм ” 9/11: Phone Calls from the Towers”. Семьи погибших позволили съемочной группе обнародовать драгоценные записи, хранимые с того дня. Оказывается, в самый страшный миг перед лицом смерти люди кричали и шептали… о любви. “Я люблю тебя…” – “Я люблю вас, дорогие мои!” – эти слова были последним заклинанием, завещанием, они перемежались молитвами и заглушались шумом и грохотом. Остались в памяти личные истории погибших. В общей национальной памяти – общая боль.

Эта боль сегодня находит выражение в фильмах, книгах, музейных экспозициях и фотоальбомах, в стихах и песнях. В том числе – на русском языке.

Авторы песни “Последний звонок” – евреи, композитор Меир Левин живет в Иерусалиме, а поэт Арье (Леонид) Юдасин – в Нью-Йорке.

Я спросила Арье Юдасина:

— Как родились эти стихи?

— Об одном раввине, погибшем 11 сентября в одной из башен-близнецов, я услышал от Меира Левина. Я стал искать информацию, нашел статью на английском языке в журнале «Мишпаха». И узнал имя погибшего раввина: Шими Бигалайзер. Он работал в одной из башен, его офис располагался выше, чем то место, куда врезался самолёт. Он быстро понял, что спастись невозможно. В офисе чудом продолжала работать телефонная связь. Рав Шими Бигалайзер побоялся испугать своим звонком жену Мириам. Он успел позвонить друзьям, которых попросил помочь его семье. Отдал необходимые распоряжения, касающиеся финансового обеспечения семьи. Затем он попросил передать его жене, с которой прожил в счастливом браке более 20 лет, что очень любит её и благодарен за то, что она подарила ему 5-х прекрасных детей. Затем Рав Шими Бигалайзер позвонил своему другу – врачу, просил совета, как уберечься от едкого дыма. Друг раввина слышал, как рав Шими читает 24-й псалом Давида. На середине псалма он воскликнул : – «О, мой Б-г!» и связь прервалась.

…Пусть вам не покажется странной просьба о разводе, рефреном звучащая в этой песне. Из древней еврейской истории мы знаем: воины царя Давида, уходя на войну – оставляли своим женам, на случай гибели вдалеке, разводное письмо – гет. По нашей Галахе, если не найдено тело погибшего – жена считается не вдовой, а находится в статусе “агуна“, и ей никогда больше не выйти замуж. Воины царя Давида были мудрыми и желали счастья своим любимым! Нью-йоркский раввин в объятом пожаром небоскребе – хотел поступить так же…

Друзья раввина Шими Бигалайзера выполнили его последнюю волю – они свидетельствовали в раввинатском суде, признавшем раввина погибшим… Эта история не давала мне покоя. Моя старшая дочка училась с дочерью рава Шими, в параллельном классе…

Теперь мы знаем, что погибший Рав Шими Бигалайзер был одним из основателей еврейской школы в Бруклине – «Бейс Яков». А сейчас ученицей той же школы стала младшая дочь Юдасина, написавшего стихотворение о нем. Два дня он писал – и не мог остановить слезы.

— И потом автор музыки Меир Левин плакал месяц, записывая мелодию, и говорил мне: ”Спеть – не смогу”. Каким-то чудом сумел исполнить в студии – и разрыдался сразу после записи.

Я помню, как вздрогнул голос израильтянина Меира Левина, когда я спросила его о «Последнем звонке».

— Знаешь, я сильный человек и многое повидал на своём веку. Но когда мы с Ури Бренером записывали песню – словно ком в горле стоял. Прислушайся, и ты услышишь, как мой голос срывается. Реб Арье Юдасин прав – как только мы закончили записывать песню, я разрыдался…

Последний звонок
Памяти рава Шими Бигалайзера, погибшего в Нью-Йорке 11 сентября 2001 г.
Текст – Арье Юдасин
Музыка и исполнение – Меир Левин.
Аранжировка, клавишные – Ури Бренер.

Небоскреб самолетом прошит подо мною,
От земли отделен, я почти в небесах.
И от близких огонь отделяет стеною,
На последних шагах, на последних весах.

Я вот-вот поплыву по небесному полю,
Но на этой земле я не жил одинок.
Может, кто-то услышит последнюю волю?
Может, кто-нибудь примет последний звонок?

Разведи-ка нас, рав, разведи поскорее.
Пять минут остается на жизнь у меня!
Малый остров любви я спасти не сумею
И нахлынет палящее море огня

“Друг, о них позаботься! Прощай, мне не выйти”
“Я люблю тебя, Мири!” – успею сказать.
Вот разбито окно. Вот небесные выси.
Но густеющий дым разъедает глаза.

Я успею сказать, сколько должен, кому я.
Где взять деньги. Что делать любимой с детьми.
Слава Б-гу, я жил, ничего не воруя.
Люди, я вас любил! Люди, станьте людьми!

Разведи-ка нас, рав, разведи поскорее.
Две минуты осталось на жизнь у меня!
Малый остров любви я спасти не сумею
И нахлынет палящее море огня.

Я воскликну: “О, Б-г!”, телефон онемеет
И прервется псалом, что, прощаясь, читал.
Б-же, был я хасидом. Раввином. Евреем.
А теперь Твоей искрою вечности стал.

В миг последний не лгут. Я люблю тебя, Мири!
Наши дети – я ангелом буду для вас.
Белый остров любви – вот последнее в мире,
Что с собою возьму, что для вечности спас.

Разведи-ка нас, рав, разведи поскорее.
Семь секунд остается на жизнь у меня!
Малый остров любви я сберечь не сумею
И нахлынет палящее море огня

Разведи-ка нас, рав, разведи поскорее.
Лишь секунда…

* * *

Автор еще одного стихотворения – актриса, поэт и певица Валерия Коренная. В Москве она работала в театре “Сатирикон” и в Театре им. К.С. Станиславского. Среди ее учителей были: Юрий Катин-Ярцев, Аркадий Райкин и Сандро Товстоногов. Ныне – популярная телеведущая американского канала RTN.

— Валерия, что ты чувствовала в тот страшный день?

-Знаешь, я не буду оригинальна. Мне, как всем, казалось: происходящее не может быть реальностью. Казалось, что это плод воображения голливудских режисёров, что это — сьёмки очередного фантастического боевика. Не может же быть такой страшной реальность…

— Как возникла идея стихотворения “9/11″?

— Всё просто. В Нью – Йорке было «бабье лето», тёплый солнечный день, который обязан быть счастливым. Так и пришла первая строка: – «Ты знаешь, мама, в этот день всё было так же…». И дальше уже не могла остановиться, душа моя пела и плакала… Ты ведь знаешь, как это бывает.

— Ты часто читаешь это стихотворение в своих концертах?

— Всегда, уже 11 лет. Оно нашло отклик в сердцах тех, кто потерял близких, и вообще – всех моих зрителей.

Вот это стихотворение, написанное 14 октября 2001 года.

Валерия КОРЕННАЯ.
9/11.

Ты знаешь, мама, в этот день всё было так же:
Звонок будильника и папина ладонь;
Свет за окном, горячий чай и даже
Дым сигареты, как обычно, голубой.

Ты знаешь, мама, в эту ночь он мне приснился.
Я с ним летала в синих облаках.
А утром папа, уходя, остановился
И задержал мое лицо в своих руках.

Потом переступил черту порога.
Закрылся лифт за папиной спиной.
Ты знаешь, мама, этажей – немного.
Мы там летали прошлой ночью над землей.

Ты мне сказала: “Чудная погода!”
И уложила мои школьные тетрадки,
А между ними – пару бутербродов…
Но знаешь, мама, чай был слишком сладкий.

Из телевизора неслось, что будет солнце,
Потом ты вскрикнула… И всё остановилось.
Ты прошептала: “Папа не вернется”.
Потом куда-то долго ты звонила.

Ты знаешь, мама, я прощалась с куклой
И рассказала ей вчерашний сон.
А в это время на столе, на кухне,
Звонил, забытый папой, телефон.

Но он ведь возвращается обратно,
Не верит он в приметы. Он – такой.
Еще он говорил – и это правда,
Что там есть тоже выход…запасной.

Вот только странно: солнце за порогом
И папа не придет теперь домой,
Ты знаешь, мама, этажей – немного,
Я там летала прошлой ночью над землей.

Все мы – американцы и израильтяне, хорошо понимаем простую истину. Только вместе, обьединив усилия, можно выстоять в борьбе против Мирового зла – исламского терроризма. 9/11 – это незаживающая рана, боль всех американцев. Но в Израиле борьба с радикальными исламистами не останавливается ни на секунду каждый день, это 24/7. И боль утрат, и память о погибших в этой борьбе у нас с вами – одна на всех. Мы с вами вместе не забудем и не простим. И не может быть иначе.

В статье использованы материалы сайтов: www.korennaya.com и www.meirlevin.com.

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Самозащитники, или 72 безутешные девственницы

Известный писатель Александр КАНЕВСКИЙ нашел один из способов защиты от террористов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *