Суббота , Август 24 2019
Home / Еврейский мир / Персоналии / Кэролайн Глик — американка в Израиле

Кэролайн Глик — американка в Израиле

Иван Денисов

У леволиберального истеблишмента в мире есть две любимые мишени – США и Израиль. Как объявил их малоприятный иранец Хомейни «Большим Сатаной» и «Маленьким Сатаной», так под его дудку и пляшут политики да журналисты уже и не скажешь сколько лет (хотя чего уж там всё на аятоллу валить – и до него были у Штатов с Израилем враги, фашистские и коммунистические режимы всех мастей плюс сочувствующие им деятели в демократических странах). Уставшим от антиамериканской и антиизраильской кампаний найти материалы в защиту ведущей западной и единственной ближневосточной демократий не так-то легко. Усердно следующие линии упомянутого леволиберального истеблишмента мировые СМИ не очень охотно пускают в свои ряды последовательных проамерикански и произраильски настроенных комментаторов. В России найти таковых вообще почти невозможно. Но, к счастью, они есть, они верны себе и их не напугать дирижируемым слева «общественным мнением».

Как я не раз отмечал, в современном политкорректном обществе самыми смелыми зачастую оказываются представители т.н. «меньшинств». Чернокожие (Томас Соуэлл или Лэрри Элдер) и женщины прежде всего. Все мы знаем и любим Энн Коултер или Мишель Малкин, а в данном обзоре я предлагаю небольшой рассказ о Кэролайн Глик, не только талантливой журналистке, но и незаурядной во всех отношениях личности. Так как её смелость в защите ценностей, представляемых США и Израилем, не ограничивается журнальными или онлайновыми публикациями.

Глик родилась в Чикаго. Свой район она описывает так : «Здесь преобладали антиамериканские, антиизраильские и ультралиберальные настроения. Обама тоже там обретался, и он идеально подходит под то окружение, которое я стремилась покинуть». Получив степень бакалавра искусств и политологии в Колумбийском университете (1991 год), она отправилась в Израиль. Но не просто «жить и работать», а защищать окружённое недружелюбными странами еврейское государство. Глик присоединилась к израильской армии и прослужила в ней пять с половиной лет. В 94-96 годах капитан Глик была одной из основных фигур в переговорах с Организацией Освобождения Палестины. В 1996 году Глик ушла в отставку, но без активной политики быстро заскучала. В 97-98 она работала в команде премьера Нетаньяху (вопросы внешней политики), а в том же 908 вернулась в Штаты повышать политическое образование в Гарварде. За годы её отсутствия ситуация в либеральной и академической среде не особенно изменилась. По замечанию Глик «большинство преподавателей не особенно любили Америку – и Израиль тоже».

В 2000 Глик снова приезжает в Израиль. И быстро становится ведущей политической обозревательницей (прежде всего в таких изданиях, как «Макор Ришон» и «Джерузалем пост»). В 2003 – Глик отправляется в Ирак освещать боевые действия в составе 3-й пехотной дивизии армии США. Она стала первой израильской журналисткой, проведшей репортаж из освобождённого Багдада. Тогда же газета «Маарив» объявила её самой выдающейся женщиной Израиля. С 2005 по 2009 Глик было осыпана разнообразными (и заслуженными) наградами, из которых я бы выделил премию имени Бена Хекта от Сионистской Организации Америки.

Глик продолжает писать (желающие могут ознакомится с её эссеистикой, например, на сайте townhall.com или в сборнике 2008 года «Скованный воин : Израиль и глобальный джихад»), она руководит деятельностью самого смелого в мире сатирического сайта Латма ТВ и участвует в работе вашингтонского Центра политики безопасности.

Как видите, биография очень интересная. Но читать эссе и репортажи Глик не менее интересно, чем изучать её жизнь. Она блестящий пример классической школы американской эссеистики времён Бирса или Менкена – жёсткой, динамичной, доступной и не скованной условностями или политкорректностью. Разумеется, в основном она пишет о проблемах Израиля, но я обращу внимание на те её комментарии, которые связывают Израиль с США и некоторыми глобальными вопросами.

При этом начну я с критических оценок Глик. Поддерживая правоконсервативное крыло американской политики и видя в США главного союзника Израиля, она тем не менее находит уязвимые места в отношение Америки к еврейскому государству (уже название эссе, откуда взята развёрнутая цитата, говорит о многом : «Вашингтон не даёт Израилю победить»). Вот некоторые исторические факты. « В 1956 Эйзенхауэр заставил Бен-Гуриона отступить в конце Суэцкой кампании, обещая, что, если Египет перекроет водные пути, США пришлют военную помощь. В 1967 Нассер так и сделал. Линдон Джонсон ничего не предпринял, оставив Израиль без поддержки. После Шестидневной Войны США предпочти защищать интересы соседей Израиля…В 1973 американцы спасали Египет. Киссинджер остановил разгром египетской армии израильтянами, позволил египтянам избежать катастрофы и поспособствовал созданию мифа – о том, что Израиль проиграл. Форд и Картер требовали от Израиля отдать Синайский полуостров в обмен на обещания мира со стороны Египта. Мира, который мы так и не получили. Зато получили серьёзную угрозу со стороны заново вооружившегося Каира. Рейган в 1982 помог разбитому Арафату бежать из Бейрута в Тунис. Однако Израиль был вынужден уйти из Ливана, тогда как сирийской армии позволили остаться…Администрация Буша-старшего вынудила Израиль вести переговоры о передаче земель арабам, а потом затянула переговоры, ожидая победы на выборах в Израиле более сговорчивой левой партии…Клинтон требовал от Израиля непротивления палестинским террористам…Стремление Клинтона навязать Израилю согласие принять арабскую агрессию под прикрытием миротворческих инициатив привело к беспрецедентному вмешательству в дела страны…Подобная политика никогда не приводила к миру и вредила стабильности…Теперь такие страны, как Сирия или Иран уверились в своей безнаказанности в случае нападения на Израиль, а Египет или Саудовская Аравия получили возможность пропагандировать антисемитские и антиамериканские настроения, зная, что им не придётся платить». Написано в 2002 году, но в общем остаётся верным и по сей день.

У Буша-младшего, по мнению Глик, был шанс стать героем как США, так и Израиля, но он им до конца не воспользовался. Глик сравнивала Буша с Вильсоном, президентом начала 20 века. Он вспоминает о «мессианском» видении мира Вильсоном после Первой Мировой и цитирует историка Пола Джонсона «Вильсон был одержим своей идеей, согласно которой Лига Наций стала бы системой всемирного демократического правительства с Америкой во главе». Однако идеи Вильсона не встретили понимания, так как «США и их союзники приравнивались бы к Германии и возникала бы необходимость участвовать в войнах за пределами своей страны, забывая о соблюдении собственных интересов». В результате появилась «компромиссная» Лига наций не смогла стать серьёзной организацией на защите мира. И вот 21 век, администрация Буша. Глик : «Между ними много различий. Видение Вильсоном послевоенного мироустройства было полётом фантазии, основанном на неприятии реальности. Что касается Буша, то он, признавая опасность глобального джихада, пытался вернуть США и их союзников к суровым реалиям современного мира, о которых забыли в 90-е. Но если идеи Вильсона были далёкими от реальности, то он хотя бы оставался преданным им до конца. Буш так и не смог подтвердить риторику последовательными действиями…Он почти отказался от собственной доктрины войны и мира…Постоянно повторяя, что «ислам это религия мира» администрация Буша угождала исламистским экстремистам…Потворствуя радикальным мусульманам и джихадистским организациям и отказывая в поддержке борцам с экстремистами, администрация потакала подобной политике за пределами США. Вместо создания благоприятных условий для умеренных, демократически настроенных и проамериканских мусульман, люди Буща старались подружиться с врагами Америки…Признав ФАТХ, Буш практически заблокировал возможность появления либерального Палестинского правительства».

Обаме с его невнятной ближневосточной политикой от Глик достаётся регулярно. «Обама готов разрубить Израиль надвое, говоря о расширении Палестинской автономии. Он призвал Израиль уйти из Иорданской долины – в результате чего страна окажется беззащитной перед вторжением – когда говорил о необходимости того, чтобы Палестинское государство граничило с Иорданией. Обама оставил союз США и Израиля в прошлом. А все разговоры о безопасности, демилитаризованной Палестине и т.д. –это для пустоголовых евреев-либералов в Америке. Чтобы они не прекращали выписывать чеки на его избирательную кампанию». Критикуя отдельных политиков, Глик остаётся настоящей патриоткой Америки. По её признанию, именно действия США в 21 веке укрепили гордость капитана в отставке Глик за свою страну. «Соединённые Штаты остаются главным и порой единственным союзником Израиля…Но мы редко задумывались над тем, что скрыто за внешним благополучием и на чём основан успех страны. И вот настало 9\11, и в Израиле увидели такие Штаты, о которых мы не думали. За историей успеха мы увидели разумный патриотизм…Вместо истерики после национальной трагедии мы увидели американцев, объединившихся с целью защиты всего лучшего в своей стране и готовых провести чёткую линию между добром и злом…Израильтяне увидели, что американцы готовы защищать идеалы свободы и индивидуальной ответственности, сформулированные Отцами-Основателями».

Глик много и с большой симпатией пишет об американских военнослужащих, сражавшихся в Ираке. Проводя аналогии между отношением к женщинам в американской армии и арабском мире, она делает вывод : «Мир будет достигнут только тогда, когда я смогу чувствовать в пятизвёздочном кувейтском отеле столько же спокойствия и доброжелательности, сколько среди американских солдат посреди пустыни». Свои впечатления от общения с представителями армии США Глик суммирует так : «Я горжусь Америкой, как никогда раньше. А Америка даёт много поводов для гордости. Эти люди готовы сражаться и рисковать своими жизнями, защищая свободу. Они представляет все слои населения и самые разные расы. Но они объединились, чтобы служить единой цели. Они – лучшее доказательство того, что Америка следует идеалам, на которых была основана страна». Разумеется, Глик цитирует высказывания военнослужащих о ситуации в Израиле, особенно, их реакцию на очередной теракт палестинских экстремистов : «Когда мы будем возвращаться из Ирака, то заедем к вам, на Западный Берег Иордана. Вы держитесь, мы поможем». Хотя обозревательница соглашается, что превращение Ирака из тоталитарной страны в демократию ещё далеко от завершения, но саму операцию называет «замалчиваемой победой Америки». И дело не только в свержении режима Саддама Хусейна : «Американцы открыли школы, восстановили канализацию, основные постройки, оплатили работу подрядчиков, наладили отношения с иракскими гражданами, готовыми помочь новой власти». И всё это при том, что «западные СМИ не помогают своим. Они почти не рассказывают об успехах армии и смакуют неудачи…Если американцам не будут рассказывать о героях, которые выиграли войну и укрепляют мир, то они потеряют волю к борьбе».

И ведь в американской истории есть пример. Глик напоминает нам о вьетнамской войне. Она выражает недовольство однобокой трактовкой того конфликта и напоминает : «Президент Джонсон не смог переубедить общественное мнение, определявшееся желанием СМИ способствовать поражению США от поддерживавшихся СССР и Китаем коммунистов Северного Вьетнама…Президент Форд предал Южный Вьетнам, когда отказался предоставить воздушную и морскую помощь во время северовьетнамской интервенции 1975 года…Два миллиона камбоджийцев погибли от рук коммунистического режима Пол Пота, который смог прийти к власти после поражения Южного Вьетнама…Сотни тысяч южновьетнамцев были отправлены в концлагеря, десятки тысяч были убиты, и многие тысячи пускались в рискованное морское путешествие на утлых плотах с целью найти свободу в Америке, бросившей их». Глик выступает против очернения американцев, воевавших во Вьетнаме. Она напоминает о героизме солдат армии США, о стоическом поведении военнопленных, выстоявших после пыток и психологических издевательств во вьетнамских лагерях. И точно не желает, чтобы войну с исламофашистами выиграли враги США, превратив ближневосточную военную операцию в «Новый Вьетнам». Ведь предательство армии со стороны политиков и СМИ не только наносит ущерб американскому общественному сознанию, но и приводит к огромным жертвам среди жителей стран, которых США честно пытаются спасти от тоталитарных режимов.

Враги США и враги Израиля, по мнению Глик, как правило, одни и те же силы. На данный момент это тот самый «нечестивый альянс» агрессивных исламистов и левых, который разоблачают Дэвид Хоровиц («Нечестивый альянс»), Бриджитт Гэбриел («Их надо остановить»), Джейми Глазов («Объединённые ненавистью») или Пол Кенгор («Олухи»). Глик постоянно атакует Иран и многочисленные террористические исламистские организации (особенно, те, что пользуются странной любовью западных СМИ и интеллектуалов вроде «Хамаса»). Но мне интереснее кажутся атаки Глик на, кажется, сдавшуюся «нечестивому альянсу» Европу. «Налицо явная связь между европейским антисемитизмом и антиамериканизмом. Европейский антиамериканизм происходит от зависти к американской независимости и силе. Европа хочет, чтобы Америка приняла культурное превосходство Старого Света и адаптировала свои военную и финансовую мощь согласно европейскому видению социального реформирования и глобального управления». Заметим, что эссеистка полностью отвергает модные в СМИ разговоры об «американском империализме». По её мнению происходит обратный процесс, и он куда опаснее возможной американской гегемонии. Американские ценности пошли бы Европе только на пользу. Но получается совсем по-другому : «Американские идеи свободы и ограниченного правительства вытесняются европейскими понятиями морального релятивизма и политической корректности. Разговоры о правах групп стали преобладать над принципами индивидуальных прав и свобод».

Не обходит внимание Глик и Россию. Она проводит аналогию между положением в Иране и России и замечает, что простое крушение режима с антисемитом Ахмадинежадом во главе не решит проблему. И предлагает вспомнить постсоветскую Россию : «Развал СССР не стал для россиян возможностью переосмыслить идеологические и моральные основы советского режима… Случившееся они предпочли свалить на чновников-предателей и заграницу. Таким образом россияне избавили себя от необходимости принять моральную катастрофу советской модели…В свете сегодняшней враждебности России по отношению к США, и её отказа от демократии, становится очевидным, что конец Советского Союза ничего не сделал для изменения российского морального и психологического облика…Новый режим в Иране может стать версией путинской России ». Если кто-то из читателей данного обзора в этот самый момент заподозрил автора в сотрудничестве с ЦРУ и Моссадом одновременно, то автор с удовольствием ответит словами своей героини : «Появилась популярная в левых кругах Европы и США новая легенда – те, кто протестует против несправедливых выборов в своих странах, как украинцы в 2004, обязательно должны быть провокаторами из ЦРУ… Миф создан, чтобы хоть как-то объяснить неудобный факт – миллионы людей видят именно в США воплощение свободной страны и хотят жить в подобных условиях. Не может быть, говорят «прогрессисты» антиамериканских убеждений, чтобы люди любили Америку и возражали против антиамериканизма «просвещённых». Следовательно, любой, кто говорит о своих проамериканских взглядах, не может быть настоящим активистом. Он непременно должен состоять на службе ЦРУ».

Кто давно и всерьёз поддерживает любой альянс, если он антиамериканский или антиизраильский, то это представители академии (Глик приводит много примеров сомнительной педагогической деятельности левой профессуры и замечает, что, благодаря усилиям подобной академической публики, едва ли не самым частым вопросом, который она слышит после своих лекций, остаётся «Как можно рассказывать о войне в Ираке, если вы поддерживаете США?»), шоу-бизнеса во всех видах (как вам, например, такое замечание обласканного мировой прессой греческого композитора Микиса Теодоракиса «Еврейская нация – корень всех бед») и СМИ. Последним Глик уделяет особенное внимание, напоминая о роли левых СМИ в выигранной военными, но проигранной политиками вьетнамской кампании и в сегодняшнем манипулировании общественным сознанием. Будь то освещение антитеррористической деятельности израильской армии или любых действий армии американской. Вот об освещении событий в Палестинской автономии : «Здесь убивают двухлетних, но никому до этого нет дела. С детьми расправляются на глазах их родителей. Посетители мечети гибнут от пуль посетителей соседней мечети. И никому нет дела. Борцы за права человека не публикуют данные о преступлениях и не призывают к остановке кровопролития. ООН никого не осуждает и не шлёт комиссии для расследования убийств. Женщин раздевают догола и заставляют ходить по улицам, чтобы унизить их мужей. Машины скорой помощи останавливают на пути в больницы и добивают раненых. Террористы входят в больничные палаты и отключают пациентов от поддерживающих жизнь машин. Людей похищают средь бела дня и перед телекамерами. Более того, сами похитители ведут съёмки. А их командиры управляют телестанциями. И не стоит удивляться, что они взрывают конкурирующие телестанции». Вы вряд ли видите что-то подобное на госканалах. И не только у нас. Зато разоблачений жестокости американской или израильской армии вам будет предложено с избытком. У Глик есть объяснение происходящему : «У террористов есть два преимущества перед западными армиями. Их невидимость и ограниченность (вкупе с ненавистью) западных леваков…Как можно оправдать войну против врага, если он выглядит, как те самые гражданские, которых ваши законы и ваши ценности обязуют защищать? Если учесть, что террористы постоянно используют в своих целях гражданские объекты, то вы получаете войну, которую невозможно оправдать перед телекамерами. Террористы ведут огонь из мечетей, значит, мечети должны обыскиваться. Террористы передвигаются на машинах скорой помощи, значит, такие машины нужно останавливать. Но когда бандиты стреляют с минаретов, рядом нет операторов. Они появляются, когда раненые бандиты стонут и истекают кровью. И никто не снимает, как они минируют медицинские носилки».

Возможность противостоять левому и антиамериканско-антиизраильскому истеблишменту Глик видит прежде всего в деятельности блоггеров. «Мы должны отказаться от сотрудничества с левыми. Необходимо демонстрировать гнилую сущность их институтов и создавать свои собственные, чтобы вытеснить их». Глик высоко оценивает деятельность таких блоггеров, как Мишель Малкин, но и признаёт : сторонникам правоконсервативных взглядов и союзникам Израиля, разоблачающим ложь леволиберального истеблишмента, приходится нелегко : «СМИ называют их «правыми экстремистами» и «пособниками Израиля». То есть убеждают зрителей, что не стоит иметь ничего общего с этими людьми, ищущими правду и взывающими к человеческим приличиям. С каждым днём правительства и СМИ демократических стран демонстрируют всё более очевидную неспособность противостоять информационным кампаниям, нацеленными на подрыв свобод в этих странах. Стало очевидным, что ответственность за защиту от полной деградации перешла в руки отдельных индивидуалистов, часто одиночек, которые отказываются признать поражение нашего общества и продолжают сражение за наш образ жизни».

Сама Глик в стороне от разоблачение леволиберальных СМИ не оставалась. И не только на книжных страницах. В 2008 начал работу сайт «Латма ТВ» (русскоязычную версию можете увидеть здесь). Наверное, лучший сатирический сайт в мире, не оставляющий камня на камне от левого крена западных СМИ. Глик является главным редактором Латмы, и под её руководством сайт отметился целым рядом язвительных и наделавших много шума сюжетов.

Основная передача Латмы – еженедельные 10-минутные «Племенные вести», остроумно комментирующие актуальные события недели. Упор делается на израильские новости, но и зрителям других стран всегда есть на что посмотреть. Особую популярность снискали музыкальные пародии Латмы. В одном, например, можно увидеть тогда ещё премьера РФ Путина, который объясняет ведущим свою проарабскую политику («Мы защищаем арабов и получаем от них миллионы долларов. – Россия получает? – Какая ещё Россия? Мы получаем») и на мотив «Калинки» исполняет довольно злую песню о своей агрессивной и лицемерной сущности.

Среди самых знаменитых музыкальных номеров нужно упомянуть пародию на «Аббу» “Primi Primi Primitive and Phlegmatic”, в которой высмеиваются растущие антисемитские настроения в Швеции и «3 террора» (на смену трём тенорам здесь пришли лидеры Ирана, Турции и Сирии, то есть Ахмадинежад, Эрдоган и Ассад). Но особый эффект возымел клип 2010 года «We con the world” (“Мы дурим мир»). Взяв за основу видео Майкла Джексона и компании “We are the world”, авторы “Латмы» использовали идею для высмеивания вторгшихся летом того года в водную территорию Израиля якобы мирных «мореходов». И не только их, но и поднявших шум вокруг действий израильской армии мировых СМИ. В ролике мореходы представлены агрессивной антисемитской группой, спекулирующей на антиизраильских настроениях в мире. СМИ на клип обиделись, но Глик смехотворными обвинениями в «расизме» не напугаешь : «Это сатира, а сатира должна создавать у зрителя дискомфорт. Мы не претендуем на объективность, мы высказываем свою точку зрения».

Кэролайн Глик никогда не боялась высказывать свою точку зрения. И поэтому я уверен, что жизнь и взгляды этой выдающейся женщины заслуживают тщательного изучения. А её деятельность и эссеистика должны быть известны российскому читателю. Я же завершу обзор ещё одной цитатой. Из записей Глик времён войны в Ираке : «Я нашла свою Америку. И поняла, что не смогу покинуть Израиль. Он всегда со мной, он придаёт мне сил и привносит спокойствие в мою душу».

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Шломо — 65 !

У знаменитого израильского певца Шломо Арци — полуюбилей

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *