Суббота , Август 24 2019
Home / Израиль / Армия / Египет и Израиль в Войне на Истощение, 1967-70 гг (1)

Египет и Израиль в Войне на Истощение, 1967-70 гг (1)

Леонид Иоффе

Первая часть — война на истощение

Война на истощение против Израиля была формально объявлена президентом Египта Насером 23 июня 1969г. Фактически же она началась менее чем через месяц после окончания победоносной для Израиля Шестидневной войны июня 1967г.

Война на истощение была не такой, как все предыдущие войны Израиля. Территория в этой войне не переходила из рук в руки, не было стремительных танковых прорывов и фланговых охватов. Движения наземных сил вообще было мало. Вместо всего этого имели место яростные артиллерийские дуэли, отважные рейды небольших групп десантников, ожесточенные поединки в воздухе и противостояние между ВВС Израиля («Хейль hа-Авир» ; далее в тексте — Хель Хаавир) и ПВО Египта.

После окончания Шестидневной войны Советский Союз быстро возместил потери Египта в боевой технике. Число боевых самолетов в ВВС Египта достигло довоенного уровня к середине 1968г. и теперь они находились в прочных железобетонных укрытиях. Советские поставки орудий также были очень велики и артиллерийские батареи были размещены вдоль всего Суэцкого канала , на линии конфронтации с израильскими войсками. Однако особенно значительно были усилены войска ПВО, первоначально базировавшихся на зенитно-ракетных комплексах С-75 (SA-2 Guideline) и зенитной артиллерии, в т.ч. с РЛС-наведением. В конце 1969г. эти средства были дополнены ПЗРК «Стрела-2» (SA -7 Grail), а с 1970г. – ЗРК С-125 (SA-3 Goa), способном поражать цели даже на малых высотах, вплоть до 100 м, и счетверенной зенитной самоходной установкой с радарным наведением ЗСУ-23-4 «Шилка».

Советская ЗСУ-23-4 «Шилка» в Египте

Насер считал, что если подвергнуть Израиль достаточному давлению, это вынудит его постоянно держать под ружьем большое количество резервистов, что тяжело скажется на израильской экономике и сделает Израиль более уступчивым. Египетский президент отдал приказ о начале постоянных артобстрелов израильских позиций на восточном берегу канала. Шансы к успеху в такой позиционной войне у Египта были лучше, чем у Израиля, где помимо большого напряжения в экономике, общественное мнение было очень чувствительно к потерям на фронте.

Позиционная война также лишала Израиль возможности использовать свое традиционное преимущество в маневренных наступательных операциях и позволяла Египту использовать свое огромное преимущество в живой силе и артиллерии.

Поначалу, осуществление контроля над линией прекращения огня вдоль Суэцкого канала было не более чем скучной рутиной для израильской армии («ЦАhАЛ»; далее в тексте — ЦАХАЛ). Солдаты использовали простейшие полевые укрепления, защищавшие только от огня прямой наводкой. Затем произошел первый крупный инцидент: 21 октября 1967г. египетские ракетные катера потопили израильский эсминец «Эйлат», патрулировавший средиземноморское побережье Синая. Погибло 47 моряков, 97 были ранены. Египетские катера произвели залп, не выходя из своей гавани в Порт-Саиде. Возможно, египтяне надеялись на то, что израильтяне не рискнут наносить ответный удар по гавани, в которой базировалось и несколько советских боевых кораблей. Израиль действительно воздержался от удара по военно-морской базе, но вместо этого атаковал гораздо более ценную цель. Артиллерия ЦАХАЛ обстреляла и подожгла крупный египетский нефтеперерабатывающий завод на берегу Суэцкого залива. Результатом этого обмена ударами стало то, что в течение последующих 11 месяцев на линии противостояния стояла полная тишина.

8 сентября 1968г., однако, тишина взорвалась разрывами тысяч египетских снарядов вдоль всего канала. Обстрел продолжался 6 часов, было выпущено более 10 тысяч снарядов. Это стоило жизни 10 израильским солдатам и еще 18 были ранены. Следующий мощный артобстрел израильских позиций произошел 26 октября. На этот раз 13 израильтян погибло, 34 получили ранения (события 26 октября получили название «чёрный Шабат»). В ответ, израильская артиллерия обстреляла города Суэц и Исмаилию, и опять нанесла удар по остаткам нефтеперерабатывающего завода. Но этим дело не ограничилось. В ночь с 31 октября на 1 ноября небольшой отряд израильских десантников высадился с вертолетов в глубине египетской территории, в сотнях километров от Суэцкого канала. Они взорвали два важных моста через Нил и крупную, незадолго до того построенную советскими специалистами электротрансформаторную подстанцию в Наг Хаммади (операция «hелем» — «Шок»). Эти действия ЦАХАЛ оказались очень эффективными, так как на фронте опять воцарилась тишина, которая продержалась до марта 1969г.

По всем признакам, противоборство между Египтом и Израилем вступало в новую фазу. Израильтяне понимали, что затишье носит временный характер и решили не теряя времени начать готовиться к следующему раунду. За 4 месяца передышки ЦАХАЛ построил линию прочных укреплений вдоль всего канала. При строительстве этих укреплений израильтяне сняли рельсы с бывшей египетской железной дороги Эль-Кантара – Газа на Синае и использовали их для усиления крыш бункеров. Песчаный вал, проходивший вдоль берега канала, был расширен и повышен с помощью мощных бульдозеров – теперь он достигал 15-25 метров высоты и до 200 метров ширины. Этот вал должен был создать большие трудности для египетской техники в случае форсирования канала. Вал также лишал египтян возможности видеть то, что находилось позади него.

Египтяне, очевидно, не осознали значения широкомасштабных строительных работ, производившихся Израилем. А между тем, возведенные оборонительные сооружения позволили ЦАХАЛ удерживать линию у канала в течение полутора последующих лет постоянной конфронтации с минимальными потерями в живой силе. И когда египтяне возобновили массированные артобстрелы израильских позиций, было уже слишком поздно. Укрепления были завершены и снаряды их не брали. Очень сильный артобстрел 8 марта 1969г. завершился без единой потери среди израильтян.

Строго говоря, 160-километровая фортификационная линия, известная как «Линия Бар-Лева», по фамилии тогдашнего начальника Генштаба ЦАХАЛ Хаима Бар-Лева, не была линией сплошных укреплений. Она не имела ничего общего со знаменитой французской линией Мажино. Линия Бар-Лева представляла собой цепочку из примерно 30 взводных укрепленных пунктов, с танковыми рампами возле них и артиллерийскими позициями в 8-10 км позади них. Эти укреплённые пункты получили название «маоз» (от ивритского слова «Оз» — «доблесть»).

Дислокация войск на противоположных берегах Суэцкого канала была совершенно иной. Египтяне сосредоточили на своем берегу десятки тысяч солдат и несколько сот различных орудий: тяжелых минометов, гаубиц и пушек, размещенных на оборудованных позициях и разнесенных по глубине. Израильтяне держали на канале всего несколько тысяч солдат. Каждый «маоз» представлял собой автономный узел обороны. Там находилось порядка взвода пехоты и два-три танка поддержки. «Маозы» предназначались, скорее, не для серьезной обороны, а для обеспечения наблюдения за каналом и служили базами механизированным патрулям, а также предоставляли личному составу надежное убежище от артиллерийского огня противника. Главное же средство обороны являлось, по своей сути, сугубо наступательным. Этим средством были танковые батальоны, размещенные в тылу, за пределами действия египетской артиллерии. Танкисты были обучены быстро выдвигаться вперед в случае форсирования канала египтянами, изолировать и уничтожать любые плацдармы противника на израильском берегу, а также отрезать передовые части врага, которым удастся развить наступление в глубь Синайского полуострова. В случае начала крупномасштабных военных действий, эти израильские силы передового базирования должны были сковать силы противника и задержать их до подхода главных сил ЦАХАЛ, что не должно было занять много времени. Такая система обороны была достаточно здравой, учитывала реалии израильско-египетского противостояния и показала себя достаточно эффективной. Однако общий успех данной схемы во время Войны на Истощение сыграл злую шутку с израильтянами в дальнейшем. Они так уверовали в надежность своей системы, что впали в явно чрезмерное благодушие. Накануне войны Судного Дня в октябре 1973г., на линии Бар-Лева находилось около 450 солдат и 3 танка, плюс одна танковая бригада позади. Но это уже другая история…

В марте 1969г. в Войне на Истощение наступил поворотный момент, ведший к новой, более опасной степени конфронтации. После долгого перерыва, 8 марта 1969г. египтяне произвели массированный артобстрел израильских позиций вдоль всего канала. Израильская артиллерия открыла ответный огонь. На следующий день, 9 марта, в результате прямого попадания израильского снаряда в блиндаж в районе Исмаилия, погибли начальник египетского Генштаба генерал Абдул Риад и несколько сопровождавших его офицеров, прибывших на передовую для ознакомления с ситуацией на месте (по одним источникам египетского НГШ убил огонь 155-мм САУ М-50, по другим – прямое попадание неуправляемой ракеты «Зеев»).

Египетские артобстрелы начали случаться все чаще и все более усиливались в своей интенсивности. Египет решил полностью использовать своё превосходство в количестве орудий и несравненно большую терпимость к размерам потерь. Ожесточенные, многочасовые артиллерийские дуэли происходили день за днем в марте, а затем и в апреле. ЦАХАЛ нес небольшие, но постоянные потери. Сравнительно малочисленная израильская артиллерия не могла подавить огонь противника. Нефтеперерабатывающий завод в Суэце потерял свою ценность в качестве заложника, так как египтяне махнули на него рукой и отказались от попыток восстановить его. Египет решил пожертвовать даже своими городами (Суэц, Исмаилия, Порт-Саид), расположенными вдоль канала и являвшимися гораздо более ценными заложниками, чем нефтезавод. Согласно официальным египетским данным, около 600 тысяч жителей этих городов были эвакуированы в глубь страны.

Израиль, однако, отказался играть по правилам, предложенной Египтом. Если противоборство должно было стать соревнованием в огневой мощи, израильтяне были намерены использовать свою авиацию как «летающую артиллерию». И авиация Израиля пришла в действие. В первую очередь, были атакованы артиллерийские и ракетные батареи ПВО Египта, затем позиции полевой артиллерии и транспортные колонны противника. Между египетскими зенитными батареями не было координации действий и они не могли эффективно защитить даже самих себя, не говоря уже об остальных подразделениях египетской армии. Израильские самолеты атаковали на малой высоте и с разных направлений, нанося тяжелые потери египетским войскам. Несколько израильских самолетов было потеряно в этих налетах, но эффект бомбардировок не замедлил сказаться. Вскоре интенсивность артиллерийского огня египтян стала заметно снижаться.

В ответ, 21 мая 1969г. египетская авиация предприняла несколько налетов на израильские позиции, но израильтяне были готовы к этому. «Миражи» сбили три МиГ-21 и один МиГ стал жертвой ЗРК «Хок». Тогда египтяне решили начать широкомасштабную кампанию с воздуха, использовав всю свою наличную авиацию.

Египетский МиГ-21

Египетский МиГ-19 (китайского производства, 80-е г.г.)

Рассмотрим состав боевой авиации сторон. На конец 1968г. ВВС Египта имели 110 МиГ-21ПФ/ПФМ (другие источники сообщают и о наличии МиГ-21Ф-13, а также разведчиков МиГ-21РФ), 80 МиГ-19 (не подтверждено), 120 МиГ-17Ф (возможно, сюда включено и некоторое количество МиГ-15), 40 Су-7БМК, 40 Ил-28 и 10 Ту-16КС/К-11-16. Израиль потерял во время Шестидневной войны 46 самолетов, в т.ч. 45 – боевых и учебно-боевых. Сразу после войны в составе ВВС Израиля насчитывалось всего 167 боевых самолётов: 58 «Мираж-3CJ/BJ», 27 «Супер Мистер В.2» («Симбад»), 17 «Вотур- IIA/BR/N», 25 «Мистер-IVA» и 40 «Ураган», и это с условием ремонта всех повреждённых в Шестидневной войне самолётов. Дозвуковые «Ураганы», «Мистеры» и «Вотуры» были получены с середины 50-х г.г. и срок их службы уже заканчивался. В ходе войны 1967г. Хель Хаавир использовал в качестве штурмовиков 45 из примерно 60 имеющихся тренировочных самолетов «Магистр». Эти самолёты понесли тяжёлые потери (7 «Магистр» сбиты, 6 лётчиков погибли) и больше их боевое использование не планировалось. Однако, в этот период у Израиля появился новый боевой самолет – А-4 «Скайхок». С началом поставок этих машин, в ВВС Израиля завершился период французской матчасти и началась эра американской техники. Первый заказ на 48 «Скайхоков» был сделан еще до Шестидневной войны, в 1966г. Поставки начались в декабре 1967г. и в течение года эти простые и очень выносливые машины стали основным средством ВВС для нанесения ударов по наземным целям. «Скайхоки» приобрели большую популярность среди израильских пилотов своей высокой надежностью и исключительной маневренностью. Конечно, А-4 не имел скорости истребителя, но эта верткая машина могла с успехом постоять за себя в воздушном бою с любым противником. Бомбовая нагрузка «Скайхока» значительно превышала грузоподъемность других самолетов ВВС. Вторая партия из 42 «Скайхоков» начала прибывать в Израиль осенью 1969г. Всего до конца 70-х г.г. Израиль закупил более 300 А-4 и позднее основательно модернизировал эту машину, надолго продлив ей жизнь – на 2004г. она всё ещё находилась на вооружении.

Израильский «Вотур-IIA»

Серия рейдов, предпринятых египетскими ВВС против израильских позиций в Синае достигла своей кульминации 20 июля (день начала операции «Боксёр», см. ниже), когда в воздухе разыгралось несколько ожесточенных сражений. Египтяне потеряли в этот день 5 самолетов: один МиГ-21, два МиГ-17 и два Су-7. Было сбито также два израильских «Мираж-3», павший в схватке с МиГ-21.

Ожесточенные столкновения в воздухе возобновились 24 июля, когда израильтяне сбили 6 МиГов и один Су-7, не понеся при этом сами никаких потерь. ВВС Израиля продолжали ежедневно наносить тяжелые удары по египетским артиллерийским позициям, РЛС и ЗРК.

К сентябрю 1969г. конфликт на Суэцком канале достиг своего апогея. За 6 недель израильская авиация совершила свыше тысячи самолето-вылетов и в воздушных боях был сбит 21 египетский самолет. Потери ВВС Израиля за этот период составили только 3 машины.
11 сентября египтяне предприняли три отдельные крупномасштабные воздушные атаки, сделав 70 самолето-вылетов. Израильские истребители сбили семь МиГ-21, один МиГ-17 и три Су-7 без потерь на своей стороне. Зенитные орудия сбили еще три египетских самолета и две машины стали жертвой ЗРК «Хок». В тот же день израильские самолеты совершили несколько ответных налетов на египетские позиции и один «Мираж» был сбит зенитным огнем египтян.

ПУ израильского ЗРК «Хок»

6 октября израильские истребители перехватили ещё один крупный египетский рейд. Три МиГ-21 было сбито в воздушных боях и один МиГ-17 — ракетой «Хок».

Египетские артобстрелы между тем продолжались, а израильская авиация продолжала интенсивные бомбежки египетских войск. Что касается налётов ВВС Египта на наземные цели, то начальник Генштаба израильской армии генерал Бар-Лев так прокомментировал эти действия в интервью, данном в ноябре 1969г.: «Их самолеты атакуют, но они не поражают свои цели. Они не заботятся о том, чтобы атаковать под необходимым углом. Египтяне стремятся поскорее сбросить все свои бомбы и как можно быстрее убраться восвояси».

22 октября 1969г. произошло знаменательное событие в развитии событий на египетско-израильском фронте. Впервые в воздушном рейде приняли участие израильские «Фантомы». Ф-4Е «Фантом» мог нести полезной нагрузки как 4 «Мираж-3» или 2 «Скайхока». В сочетании со сверхзвуковой скоростью, огромным радиусом действия и достаточно высокой маневренностью, «Фантом» был идеальной машиной для ВВС Израиля, ориентированных на активные наступательные действия. Израиль давно добивался приобретения этого мощного многоцелевого самолета, но США отвечали отказом. И только темпы и размеры советских поставок современных вооружений Египту заставили американцев изменить свое мнение. Первые 4 «Фантома» приземлились в Израиле 5 сентября 1969г. Как уже было сказано, 22 октября они выполнили первый бомбардировочный рейд. В этот день два «Фантома», каждый с 11 бомбами, нанесли удар по ЗРК С-75 в районе Абу-Сувеир. Удар был точен и воздушная разведка доложила о поражении цели. А 11 ноября израильский «Фантом» одержал свою первую победу в воздушном бою. В тот день 2 Ф-4 и 6 «Мираж-3» прикрывали «Скайхоки», бомбившие египетскую РЛС в районе Джибль Атака (к юго-западу от Суэца). Пара «Фантом» вступила в схватку с 4 МиГ-21 и без потерь сбила один из них ракетой. Еще два МиГа были сбиты в том же бою «Миражами». Экипаж «Фантома», открывший боевой счёт этого самолёта в Израиле, состоял из лётчика капитана Эhуда Ханкина и штурмана майора Эяля Ахикара из 69-й эскадрильи (а самолёт принадлежал 201-й эскадрильи: в тот период Ф-4 в Израиле было так мало, что пилотам иногда приходилось летать на самолётах «чужих» эскадрилий). Всего за свою службу в ВВС Израиля «Фантомы» сбили в воздушных боях 116 самолетов противника, последний – в 1982г.

С мая по ноябрь 1969г., египетские ВВС потеряли 51 боевой самолет. Из них 34 было сбито в воздушных боях, 9 – зенитными орудиями и 8 – ЗРК «Хок».

Атаки израильской авиации оказали очень большое воздействие на египетские войска в зоне канала. К ноябрю 1969г. системе ПВО египтян был нанесен тяжелый урон. К середине декабря, моральное состояние египтян достигло самой низкой точки. Египетский солдат, переплывший канал и дезертировавший к израильтянам, рассказал, что ситуация в египетских частях ужасная. Аэрофотосъемка египетских кладбищ в зоне канала показала, что новые могилы появляются там постоянно и в больших количествах. Вывод был очевиден – египтяне несут большие потери.

Вице-президент Египта Садат и министр обороны генерал Фавзи срочно отправились в Москву с просьбой о дополнительной помощи. Они сообщили своим советским патронам, что потеряно более 60 самолетов и почти вся система ПВО в зоне канала выведена из строя. Советский Союз отправил в Египет новые партии вооружений и египтяне начали восстанавливать позиции ЗРК, РЛС, зенитной и полевой артиллерии. Они тщательно укрепляют эти позиции бетонными и песчаными укрытиями. Израильтяне обнаружили ведущиеся работы и 25 декабря нанесли беспрецедентный по своей силе удар. В течение 8 часов авиация беспрерывно бомбила позиции египтян, поразив практически каждый существенный военный объект в зоне канала. На следующий день последовала вторая серия ударов и было поражено все, что уцелело в предыдущий день.

Теперь, как и в ходе Шестидневной войны, ВВС Израиля добились полного господства в воздухе, только на этот раз без помощи упреждающего удара по аэродромам. За весь период с момента окончания Шестидневной войны в июне 1967г. и до января 1970г., ВВС Израиля потеряли всего 15 самолетов на всех фронтах, включая и сирийский и иорданский. Из них только два были потеряны в воздушных боях, а остальные были сбиты зенитным огнем. В течение некоторого времени, ВВС Египта пытались перехватывать израильские самолеты, но к концу 1969г. отказались от этой затеи, видя всю тщетность своих усилий, которые приводили лишь к потерям своих собственных самолётов. С июля 1967г. и по январь 1970г. египтяне потеряли свыше 60 самолетов, большинство типа МиГ-21. Еще 14 потеряли сирийцы. Израиль явно одерживал вверх и египетскому руководству стало совершенно ясно, что Египту не под силу форсировать Суэцкий канал и развернуть наступление на Синайском полуострове.

И в позиционной войне Египет не смог нанести израильтянам достаточно серьезные потери, чтобы вынудить их к уступкам. В то же время потери самого Египта были очень велики. По некоторым оценкам, за рассматриваемый период времени египетские потери в живой силе составили около 30 тысяч человек. ВВС Израиля сумели свести на нет превосходство египтян в численности наземных сил и особенно в количестве артиллерии. Бомбардировки с воздуха нейтрализовали огневую мощь египетской артиллерии и цена, уплаченная за это израильской авиацией, была на удивление мала, учитывая плотность средств египетской ПВО на линии фронта.

В то же время, ВВС Израиля тоже испытывали серьезные трудности, хотя и совсем другого характера. Особенно это чувствовалось до прибытия «Фантомов». Проблема заключалась в том, что превосходство в воздухе должно было поддерживаться сравнительно небольшим числом «Миражей» и их пилотов, перегруженных и переутомленных боевыми вылетами. Всегда нарасхват, работая на износ, они пытались успеть повсюду. Эти пилоты должны были прикрывать огромное пространство пустыни между Средиземным и Красным морями, где египтяне определяли время, место и характер каждой схватки в воздухе. Подлетая к Синаю на большой скорости и малой высоте, взмывая вверх только в последний момент, египетские самолеты могли нанести удар в любом месте и улететь до того, как в район прилетали израильские «Миражи».

Весной 1969г., когда боевые действия на канале приобрели особое ожесточение, с египетскими артналетами и атаками с воздуха, ставшими ежедневной рутиной, командиры сухопутных войск ЦАХАЛ стали все настойчивее требовать большей поддержки с воздуха. Командующему ВВС Израиля генералу Моти Ходу надо было срочно что-то делать с бесчинствующими МиГами. Вскоре он придумал хитроумный план и пустил его в действие .

24 июня 1969г. два «Миража», как бы невзначай пересекли канал, углубились на египетскую территорию и начали там курсировать без какой-либо явной цели, на виду у радара противника. Когда два МиГ-21 прилетели с «визитом вежливости», израильтяне быстро сбили одного из них, а второму пришлось спешно ретироваться. После этого удалились и «Миражи». Через два дня история повторилась и еще один МиГ-21 приказал долго жить. Уничтожение МиГов происходило при столь естественных обстоятельствах, что египтяне в течение длительного времени не подозревали подвоха. А между тем, то что задумал и осуществлял Ход, было новым типом воздушной кампании. Исторически, так сложилось, воздушные бои между истребителями всегда были лишь побочным явлением боевых действий авиации вообще. Истребители, эскортировавшие бомбардировщики, схлестывались с истребителями-перехватчиками противника, стремившимися эти бомбардировщики сбить. Иногда схватки происходили в результате случайных встреч в воздухе. Командующему ВВС Израиля надо было уничтожить как можно больше египетских самолетов. Так как в силу тогдашней политики Израиля атаки египетских аэродромов исключались, генерал Ход стал посылать свои «Миражи» на свободную охоту в египетском небе. Целью было выманивать в воздух МиГи и уничтожать их в воздушных боях. Пилоты были освобождены от каких-либо ограничений и от них ждали результатов. Поначалу, в ответ на нахальные вторжения «Миражей» в египетское воздушное пространство, египтяне поднимали в воздух свои истребители и шли на перехват. Но понеся значительные потери в этих перехватах, они стали более неохотно подниматься в воздух. Их нежелание ввязываться в воздушные дуэли особенно возросло после яростной схватки 2 июля 1969г., в которой шесть «Миражей» сбили 4 МиГ-21 из 12, перехвативших их к юго-западу от Суэца. После этого египтяне просто перестали реагировать на «Миражи» над своей территорией.

Израильтяне, однако, быстро придумали пару новых способов заставить своих увиливающих от боя противников все же подняться в небо. В глубь Египта залетал одинокий «Мираж», якобы для производства аэрофотосъемки. Такой лакомой приманке египтяне противостоять не могли и в воздух взмывала пара МиГов, чтобы наказать наглеца. Но когда МиГи прибывали к месту действия, их атаковали несколько других «Миражей», до того скрывавшиеся от РЛС противника на предельно малой высоте в складках холмистой местности. Другой способ был сложнее, превращая охоту на МиГи в огромную шахматную партию, разыгрываемую в трех координатах на расстояниях в сотни километров. Так, 7 июля два «Миража» отправились в якобы рутинный патрульный полет к Шарм эль-Шейху на Синае, куда МиГи с авиабазы в Гардаке частенько прилетали побеспокоить израильский гарнизон, когда «Миражей» не было поблизости. Никого не встретив, «Миражи» как будто повернули назад, и МиГи, приняв это за чистую монету, тут же направились к Шарм эль-Шейху. Но «Миражи» не улетели. Они просто спустились ниже горизонта, который мог просматриваться египетским радаром и вскоре повернули обратно. «Миражи» появились над Шарм эль-Шейхом как раз когда два МиГ-17 приготовились атаковать израильские позиции. Они были немедленно сбиты. К середине июля, потеряв девять МиГ-21 только за первые две недели этого месяца, египтяне окончательно пришли к выводу, что перехваты «Миражей» совершенно бесперспективны и просто перестали подниматься в воздух, несмотря на все уловки израильтян. К такому же выводу пришли и сирийцы, потеряв 8 июля семь МиГ-21, в попытке перехватить израильские «Мираж», отправившиеся на аэрофотосъемку сирийских позиций.

Пилоты «Миражей» прозвали эту кампанию свободной охоты «Операцией Техас», подразумевая американский «дикий Запад» (официально же операция носила название «Римон» — «Гранат» или «Граната»). «Операция Техас» была весьма успешной, но она не остановила Войну на Истощение, упорно проводимую президентом Насером. Египетские артобстрелы продолжали ежедневно уносить жизни израильских солдат на канале. Только в июле 1969г. 31 израильтянин был убит и 81 ранен. Уничтожение МиГов не удержало египетскую артиллерию от обстрела израильских позиций.

В ночь с 10 на 11 июля отряд египетских десантников просочился на Синай и напал из засады на израильский патруль, нанеся ему тяжелые потери. Спустя 9 дней, в ночь с 19 на 20 июля, в отместку, отряд израильских десантников из «Разведки Генштаба» («Сайерет МАТКАЛь») и морских коммандос высадился на остров Зеленый в Суэцком заливе, захватив укрепления египтян и уничтожил находившийся там гарнизон и зенитную артиллерию. На следующий день «Скайхоки» атаковали египетские артиллерийские и ракетные позиции. Эта атака стала предшественницей операции «Боксер», ставшей самой большой и самой сложной операцией израильских ВВС с момента окончания Шестидневной войны.

Операция «Боксер» началась 20 июля 1969г., в 13:30. Вся ударная авиация Израиля поднялась в воздух, и на малой высоте, сохраняя полное радиомолчание, направилась к каналу. Уже пикируя на РЛС и ЗРК, пилоты были поражены абсолютной тишиной и бездействием египетской ПВО. Взмывая вверх после атаки, пилоты видели дымящиеся останки того, что еще минуты назад было опасным оружием врага. Перед их глазами предстала поразительная картина. Египетские позиции вдоль всего канала были объяты языками пламени и утопали в клубах дыма. В течение двух часов, волна за волной, израильские самолеты атаковали укрепления египтян, сбрасывая на них тонны бомб и баков с напалмом. Всего в тот день было выполнено 171 самолёто-вылетов, сброшено около 200 тонн бомб и напалма. Египтяне полностью прозевали эту атаку и понесли тяжелейшие потери. Египетская авиация была поднята в воздух и в завязавшихся схватках было сбито два «Миража » и пять МиГов и Су. На следующий день «Скайхоки» опять нанесли массированный удар. И так продолжалось целую неделю, до 28 июля. За этот период было выполнено около 500 ударных и несколько десятков истребительных самолёто-вылетов. В конце, 6 батарей С-75, 5 РЛС и большое количество зенитной артиллерии было полностью уничтожены. Потери Египта убитыми превысили 300 человек. В воздушных боях было сбито еще семь МиГов, без каких-либо потерь у израильской авиации. Теперь ситуация позволила израильтянам свободно вторгаться на египетскую территорию.

9 сентября 1969г., десантная группа израильской армии, состоявшая из шести танков Т-54 и трёх бронетранспортеров БТР-50, на 3 десантных кораблях ВМС пересекла Суэцкий залив под прикрытием «Миражей» и, круша все на своем пути, прошлась по побережью залива на расстояние в 50 км. В течение 9 часов израильские танки уничтожали попавшиеся им по дороге транспортные средства египетской армии, РЛС, наблюдательные пункты, армейские склады и лагеря. То, что не успели разрушить танки, было добито «Скайхоками», которые легко уничтожили удаленные друг от друга и беззащитные радиолокационные станции противника в пустыне за Суэцким заливом. Потери Египта составили более 150 человек только убитыми, ЦАХАЛ отделался одним легко раненным. Кроме того, был потерян один из «Скайхоков», пилот погиб. Эта операция создала еще одну зияющую брешь в системе ПВО Египта. Тотальное господство в воздухе позволило израильским штурмовикам выполнять свои задачи практически без помех. Сеть египетских радаров насчитывала 47 станций советского производства. Почти все они были уничтожены. Несколько египетских радиолокационных станций находились на территории Иордании для раннего обнаружения израильских самолетов. Они также были уничтожены. 11 сентября ВВС Египта попытались нанести ответный удар, но потеряли 11 МиГов, не нанеся какого-либо ущерба израильтянам.

Еще более поразительную операцию провернули израильские десантники в ночь с 26 на 27 декабря 1969г. Еще в начале года советские специалисты смонтировали в пустыне, в 400 км южнее города Суэц, РЛС П-12 (Spoonrest согласно обозначениям НАТО). Этот радар был способен засекать самолеты на малых высотах, его характеристики не были известны на Западе и потому средств электронной борьбы с ним еще не было. В общем, это была опасная для ВВС Израиля станция. Местоположение радара было установлено и было решено попытаться похитить его. Операция получила название «Тарнеголь-53» («Петух-53») и должна была стать боевым крещением для недавно полученных из Америки тяжелых транспортных вертолетов СН-53 (отсюда и цифра «53» в названии операции). Такой вертолет мог поднять максимум 4 тонны, около половины веса установки. Это означало, что локатор нельзя будет перевезти целиком и придется разбирать на части. Было решено разделить установку на две главные части: станцию и антенну. Два СН-53 должны были ждать своего часа на израильской стороне Суэцкого залива.

Антенна РЛС П-12

Аэрофотосъемка показала, что установка закреплена в кузове грузовика тросами. Всю ночь накануне операции, отобранные десантники тренировались в резке и сварке, расстроповке и строповке стальных тросов и огромных болтов. Специалист по радарам, который был выбран для сопровождения десантников, инструктировал их, как надо действовать, чтобы не повредить драгоценные приборы. Он также показал десантникам, как разобрать антенну.

Десантники прилетели ночью на трех вертолетах «Супер Фрелон» и быстро захватили позицию. Египтян удалось застать врасплох. Их отряд оказался меньше, чем предполагалось и состоял всего из десятка солдат. Несколько из них погибли в перестрелке. Остальных взяли в плен.

Десантники принялись за разборку радара. Напряженная и трудная работа заняла свыше часа, некоторые гаечные ключи не подходили, а некоторые сломались. Сварочная машина заменяла все, чего не хватало. Наконец, части были застропованы. Пилотам СН-53 сообщили что все готово к их прилету. Один вертолет нес станцию весом 4 тонны. Второй поднял блок связи и антенну, общим весом 2.5 тонны. Они взлетели медленно, со скрежетом и стоном, и растворились в темноте над водой. Несмотря на некоторые проблемы с гидравликой, возникшие в первом СН-53, его пилот сумел осуществить благополучную посадку. Второй вертолет опустил свой груз прямо в кузов грузовика, тут же отправившегося к месту своего назначения. Эксперты-электронщики не могли дождаться того момента, когда они смогут взглянуть на трофейное оборудование.

Израильские CH-53D с грузами на внешней подвеске

Впервые об операции сообщили за границей. В Германии была опубликована карикатура, на которой израильский вертолет уносит президентский дворец из Каира. А в лондонской «Санди Таймс» был изображен израильский вертолет, уносящий пирамиду. После этого не было причины и далее скрывать эту историю от израильских читателей. За неделю, прошедшую с момента проведения операции до дачи разрешения на сообщение о ней, установка была разобрана и ее компоненты подверглись тщательному изучению. Особое внимание было обращено на элементы, обеспечивавшие раннее обнаружение низколетящих самолетов. Приобретенные таким образом знания позволили разработать эффективные меры противодействия новейшим радарам противника. Угроза господству израильской авиации в воздухе была ликвидирована. Спустя некоторое время, в американской прессе появились сообщения о том, что захваченная радарная установка была передана США, чтобы американские эксперты также могли ознакомиться с ней, как это неоднократно делалось ранее с захваченными МиГами и зенитно-ракетными комплексами С-75.

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Фраеры и «маньяки»

Кому в израильской армии служить вольготнее

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *