Суббота , Август 24 2019
Home / Израиль / История2 / Бегин, Рабин и Перес согласились — началась Ливанская война 1982 года

Бегин, Рабин и Перес согласились — началась Ливанская война 1982 года

На фото: крепость Бофор . Проект Викимедиа

Марк Зайчик

В четверг 3-го июня 1982-го года в Иерусалиме проходил поэтический вечер. Все происходило на русском языке. Вел этот вечер издатель Феликс Дектор. Выступали поэты, среди которых были Эфраим Баух, Борис Камянов , Владмир Глозман, Леонид Иоффе и некоторые другие. Присутствовало много людей на этом выступлении.

Иоффе прочитал и такое стихотворение, написанное в Иерусалиме, на том вечере:

Всё вышло правильно
любуемся холмами
вживаемся в отвагу муравьев
мы сами выбрали
мы выбрали не сами
наш самый свой из не своих домов.

Всё вышло правильно
единственно – будь горд
будь горд служением
не ради, а во имя
чтоб неминуемо
и чтоб непоправимо
всё вышло правильно
разбег и перелет.

Всё вышло правильно
я знаю тот рассказ
когда единственное благо правит в стане
мы сами выбрали
мы выбрали не сами
единственное благо без прикрас.
1975 год.

Народ реагировал на это стихотворение по-разному.

Когда выходили из зала напротив Машбира кто-то на ходу сказал мне и Иоффе, что было покушение на посла Израиля в Лондоне Аргова, он тяжело ранен.

Иоффе, у которого было возбужденное после выступления на публике настроение, сказал закуривая: «Вот теперь начнется, наши ударят, Бегин им этого не простит». Через два дня ЦАХАЛ вошел в Южный Ливан.

Лев Меламид завершил весеннюю службу резерва в батальоне инженерных войск в начале мая, обычные учения. В день освобождения, комбат сказал всем присутствовавшим солдатам, уже одетым в гражданское, что «если будет какой-нибудь теракт, то необходимо не дожидаясь призывной повестки сразу выезжать на их базу, повестки выпишут задним числом».

6-го июня Меламид выехал в 12 дня из Иерусалима, к вечеру добрался до места назначения, где и был мобилизован. Через несколько часов весь батальон был готов и двинул в сторону Метулы. Поздним вечером подразделение вошло в Ливан через ворота, известные под именем «Фатьма», и повернул направо в сторону долины Бекаа. Слышны были канонады и завывания самолетных моторов. Под эти звуки, артиллерийский полк начал движение по территории Ливана на восток.

В воскресенье 6-го июня 1982-го года на первой странице газеты «Едиот Ахронот» была напечатана цветная фотография Бегина, Переса и Рабина со следующим заголовком: «Есть национальное согласие в этом вопросе». Бегин на этой встрече ознакомил лидеров оппозиции с планами атаки в Ливане, и те выразили свое согласие со всем сказанным им.

Вот что послужило причиной всему происшедшему.

3-го июня 1982-го года посол Израиля в Англии Шломо Аргов закончил дипломатический обед в гостинице Дорчестер вблизи Гайд-парка в центре Лондона.

Недалеко от его автомобиля Аргову выстрелил в затылок человек с, так называемой, средиземноморской внешностью. Посол не умер, но остался после покушения инвалидом. Стрелявший в Аргова террорист принадлежал к организации Абу Нидаля, закоренелого и давнего врага Ясера Арафата. Принадлежность стрелявшего к группе Абу Нидаля подтвердилась проверкой пистолета, из которого был произведен выстрел в посла. Только у людей Абу Нидаля были в распоряжении пистолеты малого калибра польского производства.

На другой день после покушения в Лондоне, в пятницу 4-го июня, в 9 часов 30 минут утра, в Иерусалиме состоялось внеочередное заседание правительства.

«Посол представляет страну, и нападение на него является нападением на всю страну. Мы не можем промолчать в ответ на происшедшее, сдержанность здесь неуместна. У начальника генштаба есть предложения», — сказал Менахем Бегин.

Генерал-лейтенант Рафаэль Эйтан представил правительству объекты в Ливане, которые предназначались для бомбардировки, — всего 17 пунктов, 9 из них в Бейруте.

«Следует ожидать ответа со стороны террористов, и в этом случае армия ответит», — сказал Рафуль. Бегин прервал его и сказал: «Армия ничего не может предпринять без санкций на то правительства».

Эйтан добавил, что приняты все меры для того, чтобы во время бомбардировок не пострадали мирные граждане. Тем не менее, несмотря на эти слова начгенштаба, число объектов, долженствующих быть бомбардированными в Бейруте, было сокращено до двух, а в Южном Ливане — до трех. В Бейруте подлежал бомбардировке стадион, на котором ООП (Организация освобождения Палестины) создал огромный склад оружия и боеприпасов в подтрибунных помещениях. В окрестностях ливанской столицы должна была быть уничтожена тренировочная база террористов. В Южном Ливане были намечены к уничтожению три базы, на которых ООП готовил своих боевиков.

Замминистра иностранных дел от партии МАФДАЛ Йегуда бен Меир сказал, что, по мнению раввина Шломо Горена, можно перенести бомбардировку в Ливане на часы после исхода субботы. Впервые на этом заседании Бегин позволил себе как бы улыбнуться — он был напряжен, бледен, губы сжаты, вид очень решительный.

Бомбардировка прошла в послеобеденные субботние часы, и взрыв боеприпасов на стадионе в Бейруте принес большие разрушения в районе. Через два часа террористы начали артиллерийский обстрел израильских поселений по всей израильско-ливанской границе. Около 500 (!) снарядов было выпущено по 29 израильским поселениям менее чем за сутки. Арафат в это время находился в Эр-Рияде и оттуда отдал распоряжение об обстреле Израиля.

Заседание правительства состоялось после исхода субботы в доме премьер-министра в Иерусалиме.

Вот что сказал Бегин, открывая это чрезвычайное заседание: «Настал час принятия решений. Вы прекрасно знаете, что делал я и что делали все мы, пытаясь предотвратить войну и жертвы ее. Но наша судьба такова, что в Эрец-Исраэль не уйти от сражений. Поверьте мне, что альтернатива всего этого — это Треблинка. Мы решили, и давно уже решили, что больше не будет Треблинки…
Эти мерзавцы, да и весь мир, должны знать, что у евреев есть такое же право на самооборону, как и у любого другого народа. Пусть никто не думает, что я выдвигаю это предложение с легким сердцем. У меня очень много сомнений, я знаю, что значит начать военную операцию такого масштаба. У нас, несомненно, будут жертвы, но мы знаем, что не бывает войны без жертв.
Но смириться с тем, что у нас есть граждане, живущие из-за обстрелов врага в бомбоубежищах, невозможно. Если мы не сделаем этого сегодня, то позже нам все равно придется поступить так. Раз и навсегда мы должны устранить эту угрозу, нависшую над жителями Галилеи».

Стоит запомнить эти слова еврейского премьера в преддверии тяжелейшей войны.

Правительство 14 голосами при двух воздержавшихся приняло решение о проведении армейской операции в Ливане. Название этой операции «Мир Галилее», цель ее — устранение угрозы артиллерийского обстрела палестинскими террористами с территории Ливана поселений Галилеи. ЦАХАЛ вошел в Ливан на исходе субботы 5-го июня 1982 года тремя колоннами: западной, которая двигалась на север вдоль морского побережья; центральной, двигавшейся в сторону Бофора и Набатии; восточной, перемещавшейся в сторону Хацбая.

Согласно оперативным планам генштаба время проведения операции — от 24 до 48 часов.

В первый день военных действий Бегин, находившийся на командном пункте армии, получив подробный отчет от министра обороны Шарона о происходящем на всех участках фронта, позвонил жене в Иерусалим и сказал ей, как всегда ласково: «Аленька, в течение двух дней все закончится».

Но у войны свои законы развития, свои требования и свои возможности роста и распространения.

10-го июня продолжались бои подразделений ЦАХАЛа с сирийскими силами. В полдень 10-го июня радиостанция Коль Исраэль сообщила впервые о воздушном бое, который идет в небе Ливана между израильскими боевыми самолетами и сирийскими МИГами. Через пару часов радио достаточно скупо сообщило, что в бою, который продолжался меньше часа (52 мин) было сбито более 90 (!) самолетов противника. На стороне израильских ВВС потерь не было.

11-го июня, в полдень, правительство Израиля должно было передать официальное сообщение об одностороннем прекращении огня. Бегин был уверен, что до этого часа армия выполнит все задачи, поставленные перед нею. Он зачитал это сообщение в назначенный час. Перемирие продержалось два часа

В заявлении, зачитанном Бегиным в Кнессете в конце июня (29-го числа), он объясняет происшедшее: «Мы объявили о прекращении огня, не спрашивая противника, который продолжал воевать. Армии не оставалось ничего другого, как ответить огнем. Что бы делала любая другая армия? Что надо было делать нам в правительстве? Что должны были делать солдаты?».

Ответы на эти вопросы просты и понятны всем. Так продолжилась война.

24-го августа 1982-го года лидер христиан Ливана Башир Жмайель был избран президентом этой страны. Ровно через неделю после этого Бегин встретился с ним на одной из армейских баз в районе Нагарии.

Башир Жмайель, которого охраняли солдаты израильского десанта и который был союзником южного соседа Ливана, ушел от ответа на предложение Бегина назначить день подписания мирного договора между странами. Бегин предлагал подписать этот договор до 31-го декабря 1982-го года.

Жмайель намеревался проводить новую политику своей страны, которая бы не опиралась больше на поддержку Израиля. Он намеревался прислушаться к сирийцам, принять общеарабское «добро» на будущее и никаких договоров с Бегиным подписывать не желал.

Бегин говорил о «судьбоносной связи» между Израилем и свободным Ливаном, о союзе крови между израильтянами и христианами Ливана и об общей судьбе двух стран, живущих в мире и сотрудничестве.

Башир Жмайель отвечал, что Бегин «великий политический деятель и что христиане Ливана никогда не забудут того, что он, Менахем Бегин, и государство Израиль сделали для них».

Встреча продолжалась до утра, и Жмайель жестко стоял на своей позиции ничего с Израилем не подписывать, сколько ни давил на него Бегин. В конце концов Жмайель обиделся на некую фразу израильского премьера, и встреча завершилась в нервной обстановке ничем.

Через несколько дней Жмайель погиб в результате террористического акта, подготовленного палестинцами. Это было 14-го сентября. Тогда же погибли 26 сторонников Жмайеля.

После этого христианские фалангисты отомстили за смерть своего президента резней в лагерях палестинских беженцев Сабра и Шатила. Это произошло 16-го и 17-го сентября. По разным оценкам во время событий в Сабре и Шатилле было около 600-750 убитых. Не все были опознаны. Есть мнение, что христиане-фалангисты мстили не только за сметь президента Жмайеля, но и за резню 1976-го года, когда в христианском городе Дамур боевики ООП и их местные союзники вырезали сотни людей.

Ближний Восток место с запутанной географией, сложнейшими взаимоотношениями между народами и религиозными конфессиями и необъяснимыми страстями. Человеку не местному во всем этом разобраться безумно сложно. Да и местные не очень всегда все понимают.

Такие понятия, как любовь, ненависть, ложь, предательство, коварство приобретают на Ближнем Востоке реальные черты. Кажется, что они созданы и рождены здесь.

Они и рождены здесь.

Из книги Марка Зайчика «Жизнь Бегина»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Побег из Ирака с ведром супа

Александр Непомнящий, jewish.ru Эту забавную, несмотря на драматический контекст, историю, связанную с исходом евреев из …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *