Home / Израиль / История2 / Самый печальный Песах

Самый печальный Песах

ИЗГНАНИЕ ВО ВРЕМЯ ПРАЗДНИКА ОСВОБОЖДЕНИЯ
Марина ШАФИР

В Песах мы празднуем освобождение, и начало весны. Всегда с большим воодушевлением и радостью. И лишь, однажды, случилось все наоборот – вместо радости – печаль, вместо свободы – изгнание

В 1917 году все еврейское население было изгнано из Яффо и его молодого предместья Тель-Авива.

Приближение беды ощущалось уже в конце марта.

Британская армия, продвигаясь из Синая на север, подошла к Газе. Турки, правившие Палестиной, пришли в ужас и запаниковали. Они опасались, что Яффо, главному портовому городу страны, угрожает британское вторжение с моря. Поэтому всем жителям было приказано покинуть город в течение нескольких дней.

Лишь феллахам (арабским крестьянам) было разрешено остаться до окончания сбора урожая. На евреев этот указ не распространялся. Многие арабы попрятались на цитрусовых плантациях вблизи города, надеясь при первой возможности вернуться домой.

К арабам власти относились не слишком строго. К евреям же проявили, напротив, предельную нетерпимость, и все попытки отменить распоряжение или, по крайней мере, задержать его исполнение, ни к чему не привели.

Два дня спустя городской комитет Тель-Авива расклеил объявления, где жителям предписывалось срочно покинуть город. Несмотря на то, что окончательная дата эвакуации не была указана, комитет предлагал горожанам поторопиться, пока турецкие власти не применили силу. В объявлениях также указывалось, что состоятельные люди имеют право ехать куда угодно, кроме Иерусалима и Хайфы, бедные же будут отправлены в Сирию за счет правительства. В тот же день в Тель-Авиве был создан Комитет по переселению, взявший на себя решение всех проблем, связанных с транспортом и поисками подходящего жилья для переселенцев. Комитет решил собрать представителей поселений, в основном – с севера страны (население юга тоже получило приказ эвакуироваться, хотя по отношению к нему турки не проявляли такой жесткости, как к жителям Яффо и Тель-Авива), и просить их помощи.

Помощь оказалась особенно необходимой, когда 1 апреля турки объявили, что в течение восьми суток город должен быть очищен от жителей. В тот же самый день в Тель-Авив прибыл всемогущий Джамаль-паша. Уважаемым людям города, которые предстали перед ним и хотели вновь обсудить решение властей, Джамаль-паша сообщил, что он вынужден эвакуировать всех по военным соображениям. В пылу грядущих боев, объяснил он, город может быть разрушен до основания, и нельзя допустить, чтобы в это время там находилось гражданское население. Правда, Джамаль-паша был готов ненадолго – до середины следующей недели – отложить эвакуацию по случаю праздника Песах, но предупредил, что не исключено непредсказуемое развитие событий. «Враг Песах не соблюдает»… Представители южных поселений, Меерович и Зайгер, утверждали, что женщин и детей лучше оставить на местах, как это делалось в арабских деревнях.

— Почему наши жены должны оказаться в положении худшем, чем жены феллахов? – спрашивали они. Ответ Джамаля-паши был таким: «Я подам последний сигнал, и все должны будут оставить свои дома в течение нескольких часов. Что тогда станут делать ваши изнеженные женщины? А жен феллахов погонят кнутами и палками…»

Меир Дизенгоф, глава городского комитета, просил пашу рассматривать Тель-Авив как поселение и отнестись к нему соответственно. Но все было напрасно. Ежедневно, сотни жителей покидали Яффо и Тель-Авив. Из поселений прибывали возчики с повозками, чтобы оказать людям помощь при переезде. Особенно щедрой оказалась в этом отношении Галилея.

Однако, кое-кто использовал ситуацию для личного обогащения. Они требовали огромную плату и за повозки и за лошадей.

«Да будет стыдно Петах-Тикве, которая торговалась, словно мелкая торговка с рынка, да покроются позором те из Зихрона, Реховота и Ришона, которые посчитали это время подходящим для законного обогащения. Позор им! И как прекрасны деяния галилеян, и как праведны пути их!» Это слова Мордехая Бен-Гилеля а-Коэна.

В Тель-Авиве царили страх, гнев, подавленность и чувство бессилия. Моше Смилянский так описывает канун Песаха 1917 года:

«Мы как тени бродим по улицам пустеющего Тель-Авива. Повозки, верблюды, ослы… Какая-то детская коляска, запряженная парой ослов, и двое мальчиков, управляющие ею. Всё, загруженное доверху, медленно тянется по песку в Петах-Тикву». В канун праздника, 6 апреля 1917 года, Тель-Авив почти опустел. Несколько десятков семей провели грустный седер (праздничный ужин), а на следующий день в синагоге собрались всего 70 человек. Еще через три дня в изгнание отправились последние жители. Только несколько молодых людей остались охранять дома и имущество.

Петах-Тиква была первой остановкой на пути изгнанников. Оттуда они двинулись дальше на север, и большая часть их добралась до Нижней Галилеи. Говорили, что из пяти тысяч изгнанников приблизительно две тысячи поселились в Нижней Галилее, около тысячи в Цфате и Тверии, и еще тысяча – в Кфар-Сабе, крошечном поселке, который вскоре быстро разросся. Сведения о жестокости турок (в некоторых газетах писалось даже о резне) по отношению к евреям, публиковались в газетах многих стран.

1 апреля было объявлено: осталось 48 часов… Джамаль-паша открыто заявил, что радость евреев по поводу продвижения британской армии к Газе будет кратковременной, поскольку он приложит усилия к тому, чтобы их постигла участь армян. В результате давления, которое еврейские организации оказали на правительства центральных держав и нейтральных государств, турки ограничились высылкой евреев из Яффо и Тель-Авива и не были изгнаны из других мест. Беженцы терпели немыслимые лишения, многие из них скончались от тяжелых болезней. В стране вспыхнуло несколько эпидемий. Приблизительно полгода спустя, когда этот регион заняли англичане, некоторым из переселенцев удалось вернуться. Однако, большинство из них были вынуждены ждать еще более полутора лет – до окончания войны.

ПРИМЕЧАНИЯ

М. Бен-Гилель а-Коэн (1856–1936), родился в России. Литератор и общественный деятель, сторонник Т. Герцля. В 1907 году поселился в Яффо. Один из основателей Тель-Авива, автор ряда книг по истории Яффо и Тель-Авива.

Городской Комитет – будущий тель-авивский муниципалитет. В 1907–1911 годах первым председателем комитета квартала Ахузат Баит, из которого вырос Тель-Авив, был Акива-Арье Вайс, в 1906 году приехавший в Яффо из Польши.

Джамаль-паша – в 1914–1917 годах командующий турецкой армией и военный правитель Сирии и Палестины.

Меир Дизенгоф (1861–1936) приехал в Палестину из Одессы в 1905 году, жил в Яффо. В 1911–1921 годах был председателем городского комитета Тель-Авива, в 1921 году избран первым мэром города.

М. Смилянский (1874–1953) приехал в Палестину в 1890 году из Украины. Общественный деятель ишува, один из первых в Эрец-Исраэль плантаторов, писатель, публицист.

Все фото — Марина Шафир

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Побег из Ирака с ведром супа

Александр Непомнящий, jewish.ru Эту забавную, несмотря на драматический контекст, историю, связанную с исходом евреев из …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *