Суббота , Апрель 20 2019
Home / Еврейский мир / Антисемитизм / В каждом поколении восстают против нас, чтобы погубить нас (5)

В каждом поколении восстают против нас, чтобы погубить нас (5)

Шварц Нехама

часть 1, часть 2, часть 3, часть 4

Благочестивые дела отцов церкви

История запрещения Талмуда

В средние века католическая церковь начала интенсивно цензурировать еврейскую литературу и Талмуд. В 1144 году по обвинению в кощунстве и безнравственности в Париже был сожжен Талмуд. В 1240г. по велению Григория IX и при Людовике IX по инициативе выкреста Донина открылся диспут о вреде еврейских книг и в 1242г. в Париже сожгли 24 подводы бесценных еврейских рукописей. В 1244г. Иннокентий IV повелел Людовику IX сжечь весь Талмуд. В 1248г. было сожжено 20 подвод еврейских книг. То же повторилось в 1254г. В 1264 году по приказу Папы Климента IV комиссия выбрасывала из Талмуда неподобающие мысли. В 1285г. при Гонории IV опять жгли Талмуд. Когда король Неаполя Роберто приказал сжечь Талмуд, евреи попытались подкупить Папу Иоанна ХХII, но он предпочел выполнить свой долг. В 1553 г. Папа Юлий III повелел сжечь Талмуд, но остановился на «очищении». Однако в Рош Хашана все книги были публично сожжены в Риме, а затем и по всей Италии. Жгли и людей: марранов и евреев. Папы разрывались между двумя пламенными страстями: крестить евреев и выжимать из них деньги.

Бесправные, загнанные в вонючие гетто, лишенные возможности заработка, евреи страдали от введения правил, добавлявших унижение и нищету. В 1786г. римская община обратилась с просьбой к Папе Пию VI: «В записке, представленной папе общинным советом гетто (Congrega), перечислены все податные тяготы, которые несёт гетто (в длинном перечне податей фигурируют, между прочим, позорный «карнавальный налог» и сбор в пользу «дома катехуменов»), все ограничения в занятиях и промыслах, публичные унижения, которые еврей переносит на каждом шагу. Отчаяние просителей прорвалось в следующем наивном обращении к папе, автору эдикта 1775 года: «Поднимитесь, владыко, и бросьте с высоты своего престола взгляд на лежащее внизу гетто, на этот несчастный остаток Израиля, который ведь есть и ваш народ и который в слезах простирает к вам руки с мольбою!» Пий VI внял мольбе евреев и назначил особую комиссию из семи членов для рассмотрения их жалоб. Комиссия не спешила исполнить возложенное на неё поручение, и ещё в 1789 году рассматривала представленную евреями записку. Конечно, из этого совещания патеров ничего не вышло. На стон измученного гетто отозвалась через несколько лет другая власть: шедшая из революционной Франции победоносная армия, ворвавшаяся в Рим, изгнавшая оттуда папу и поднявшая знамя республики в центре деспотического церковно-полицейского государства». (Дубнов)

Герцль и Пий Х

В конце ХIХв., когда по Восточной Европе катились погромы, Папы и их госсекретари публично не обвиняли евреев в кровавом навете. Но за сценой они управляли юдофобской кампанией в прессе. Антисемитские книги посылались в Ватикан и неизменно высоко оценивались. Пий Х принял Теодора Герцля, просившего о поддержке Еврейского Государства, который не мог заставить себя поцеловать ему руку. Папа сказал ему: «Пока евреи будут отрицать божественность Христа, мы не будем их поддерживать… История Израиля наша история и основание. Сначала креститесь, а потом мы поддержим евреев. Мы не можем не допустить евреев в Палестину, но мы никогда не одобрим это… Евреи не признали Иисуса и мы не признаем евреев. Иудаизм есть основание христианства, но он вытеснен нашим учением. Мы не признаем его законность… Мы молимся за евреев, чтобы они увидели свет. Церковь отмечает праздник безбожника, пришедшего к христианству при чудных обстоятельствах, по дороге в Дамаск. Если вы прибудете в Палестину, мы будем ждать вас там в церквях для крещения». На замечание Герцля, что «террор и преследование не могут способствовать просвещению евреев», Пий ответил надменно: «У евреев было время признать его божественность без преследований, но до сегодняшнего дня этого не сделали».

Будущий Пий ХI в Польше

Следующий Папа Бенедикт ХV на время прекратил антисемитскую пропаганду в печати и предложил евреям сделку: он осудит насилие русских войск, а евреи Франции, Англии и США убедят свои правительства допустить Ватикан к столу переговоров после окончания Первой мировой войны и создадут независимую Польшу. Из этого ничего не вышло, но Бенедикт послал в Польшу своего библиотекаря Ачилле Ратти, будущего Папу Пия ХI для оценки ситуации. Когда закончилась война, международные призывы к защите меньшинств и попытки еврейских организаций добиться какой-то автономии в Польше, привели к многочисленным погромам, подстегиваемым прессой, обвинявшей евреев в убийстве польских младенцев для использования в маце их крови, в шпионаже для немцев, в большевизме и прочих преступлениях. Мирный договор обязывал правительство гарантировать защиту евреев. Польские армии, вторгаясь на русскую территорию и отступая оттуда, громили евреев, распуская вместе с церковью слухи об их всеобщем большевизме. Ратти быстро разобрался: виноваты во всем евреи.

«Даже евреи, которых здесь много и которые живут коммерцией, контрабандой, обманом и мошенничеством, просили принять их. Рабби и лидеры синагоги сказали, что они счастливы видеть посланца Папы. Я поблагодарил их, вспомнив, как всегда были милостивы и справедливы к ним Папы», — писал он. Евреи были рады видеть его, потому что надеялись, что его вмешательство остановит погромы. Бенедикт, еще надеясь на сделку с евреями, просил Ратти послать ему точную информацию о погромах. Но Ратти писал ему о опасном влиянии евреев на Польшу и этим воспрепятствовал выступлению Бенедикта в их защиту. «Одно из самых худших и сильнейших влияний, возможно самое сильное и самое дьявольское, идет от евреев», — пишет он. Заграничные сообщения о погромах очень злили поляков, винивших евреев и в этом. Получив письма от священников, от польской миссии в Вене, от погромного городского совета в Кельцах и от разного рода «свидетелей», сводившиеся к обвинению евреев во всех грехах, вызвавших погромы, Ратти послал свое исследование Папе и сообщил, что ситуация пока неясна. О Кельцах, где произошли несколько погромов, он писал: «на заседании горсовета евреи обвиняли христиан, а те обвиняли евреев». Нужна дополнительная информация, чтобы понять. Возле Львова «есть сотни убитых и все сожжено, но пока неясно кто это сделал». Он продолжал собирать документы о погромах, но никогда не послал Папе никакой информации, опровегающей вину евреев.

Ратти не писал об антисемитизме польской церкви. В конце его обзора в секции «Евреи» стоит следующее: «Еврейская ненависть к Польше есть везде, особенно за границей, где люди говорят о погромах, о бойкоте, о преследовании евреев. На самом деле евреи живут спокойно и несколько убийств случились из-за военного времени. В Польше не было преднамеренных погромов. Евреи, обладающие банками, прессой и важными должностями, хотят образовать еврейскую Польшу».

На пороге Катастрофы

Атмосфера накалялась. Фашистские издания в Италии кричали об опасности сионизма, о несовместимости итальянцев и евреев, которые к тому же плохие патриоты. Церковь не отставала. 19 июня 1937г. «Civilta Cattolica» писала: «Даже если создадут сионистское государство, все равно в мире останутся несколько миллионов сынов Израиля, которые ничем не будут отличаться от живущих в нем: спекулянты, высасывающие наше золото, мессианисты и революционеры. Есть только одна надежда: окрестить евреев. Это будет окончательным решением вопроса». 14 июля 1938г. появился «Манифест ученых-расоведов», утверждавший, что за исключением евреев 44 миллиона итальянцев являются арийцами. Муссолини как-то сказал бывшему сенатору Казати: «Еврейской проблемы нет. Раса? Не смеши меня. Но есть политические причины, которым я должен подчиняться». 17 ноября народу представили 29 антиеврейских законов. Король Витторио Эммануэле lll сказал Муссолини, что чувствует «бесконечную жалость к евреям». Дуче ответил: «В Италии 20 тысяч таких с резиновыми ногами, переживающих за евреев…» Король сказал: «Я один из них». Ватикан промолчал: законы воплощали церковное мировоззрение, однако Папу возмутила дискриминация против крещеных евреев.

Ватикан молчал, хотя знал, что происходит в Австрии, Германии и Польше, где епископы призывали бороться с евреями, распространяющими международный капитализм, социализм и коммунизм. «Церковь видела опасность в лице Гитлера, потому что он пытался заменить лояльность католицизму поклонением государству, партии и режиму. Антисемитизм нацистов являлся проблемой для церкви уже в 1930-ых г.г., не из-за ненависти к евреям… а из-за опасения, что нацисты используют его для привлечения к себе католиков. Клеймя нацизм, церковь хотела показать всем антисемитам, что им нет нужды присоединяться к нацистам. С церковью можно бороться с евреями». (D.Kerzer. The Popes against the Jews) То же происходило в Польше. Кардинал Хлонд писал, что «евреи авангард атеизма, большевизма и революционеров» и нужно их бойкотировать. Синод епископов запретил евреям обучать католиков и учиться с ними. Ватикан, подписавший в 1929г. конкордат с Муссолини, решил подписать соглашение и с Гитлером, которое нацисты стали нарушать уже в 1933г. По жалобам 17 епископов Пий ХI выпустил в 1937г. энциклику «Mit brennende Sorge» («Со жгучей озабоченностью»). Осенью 1938г. за несколько месяцев до смерти он, плача, заявил бельгийским пилигримам: «Антисемитизм… ненавистническое движение, в котором мы, христиане, не имеем права участвовать. Антисемитизм неприемлем. Духовно мы все семиты». В 1998г. Комиссия Ватикана по исследованию Катастрофы привела эти слова в подтверждение постоянной оппозиции пап к антисемитизму. Однако они вырвали его слова из середины: «Мы признаем, что каждый имеет право на защиту против тех, кто угрожает его законным интересам». Все вместе значит: «Мы, Новый Израиль, восприемники духовного наследия семитов. Убивать и грабить евреев не по-христиански, но защищаться от них законными методами надо». Летом 1938г. по просьбе Пия трое йезуитов составили энциклику: церковь против расизма, но евреи, «ослепленные материальным господством», не признали Иисуса и наказаны вечным скитанием, надежда только на их крещение и надо беречь от них наших детей. Но даже это не увидело света.

Немецкая оккупация

После смерти Пия ХI в начале 1939г. на трон сел Пий ХII. 25 июля 1943г. свергли Дуче и 8 сентября было обнародовано тайное соглашение маршала Бадоглио с союзниками. В тот же день немцы вошли в Рим. 26 сентября двое президентов еврейской общины были вызваны к командиру СС майору Х.Капплеру, сказавшему: «Мы, немцы, считаем вас евреями и нашими врагами». И потребовал принести ему в течение 36 часов 50 кг золота, иначе 200 евреев будут депортированы в Германию. Собранное евреями золото составляло мизерную долю от 50 кг и через отца Борсарелли они обратились к Ватикану, у которого подвалы ломились от золота. Оттуда ответили, что помогут: дадут до 15 кг, а заплатить за него можно позже. Известие о нужде евреев быстро облетело Рим и итальянцы стали приносить золото и деньги. Причем, столько, что не понадобилось «щедрость» Папы. Золота собрали на 30 кг больше, чем требовалось. Начальник полиции Каппа, захватив двоих полицейских, пошел по старой дружбе вместе с евреями. Немцы вынесли из синагоги также 2 миллиона лир и редкие документы и книги.

Евреи вздохнули с облегчением, уверенные, что их не тронут, но 16 октября пять грузовиков остановились возле Ворот Октавии, недалеко от церкви, где когда-то евреев заставляли слушать христианские проповеди. И вскоре на улицу вывели 1127 евреев, 800 человек из них — женщины и дети. «Такие сцены повторялись много раз на улицах Европы. Но разница была в том, что в Риме был могущественный человек, которому были преданы полмиллиарда человек. Его протест заставил бы Гитлера серьезно задуматься». (J.Cornwell. Hitler»s Pope) Узнав об облаве, госсекретарь Папы кардинал Маглионе вызвал немецкого посла Э.фон Вайцзекера и попросил спасти евреев. «Посол спросил: «Что сделает Ватикан, если облавы будут продолжаться?» Кардинал ответил: «Ватикан не хотел бы быть вынужденным выражать свое осуждение». Вайцзекер: «Я восхищаюсь умением Ватикана, сумевшего в течение четырех лет провести свой корабль вдоль опасных скал и не опуститься на дно. Несмотря на то, что он без всякого сомнения, доверяет союзникам, Ватикан сумел удержать превосходное равновесие».

Посол сказал, что приказ об аресте евреев пришел «из самого высокого места» (от Гитлера) и предположил, что кардинал наверное не захочет огорчать нацистское командование, заставляя его сообщать в Германию о недовольстве Ватикана. Маглионе ответил: «Я пытался вмешаться, взывая к Вашей человечности. Но теперь Вы решайте, сообщать ли в Германию о нашем дружеском разговоре. Я хочу также напомнить, что Ватикан очень осмотрителен и старается показать, что он ничего не сделает против немецкого народа во время этой ужасной войны. Мы не хотели бы быть поставлены в положение, когда нам придется протестовать. Но если мы будем вынуждены прибегнуть к этому, то доверимся Провидению. Ваше превосходительство сказали мне, что Вы попытаетесь что-нибудь сделать для этих бедных евреев. Остальное я оставляю на Ваше усмотрение. Если Вы думаете, что неуместно упоминать этот разговор, пусть будет так». (D.Kerzer).

Через 2 дня схваченных евреев отправили в Освенцим. Между 16 октября 1943г. и 5 июня 1944г. из Рима было депортировано еще около 1000 евреев. Всего 2091 евреев, из них около 50% мужчин и около 300 детей. Домой вернулись 73 мужчины и 28 женщин. И ни одного ребенка.

Кто спасал евреев?

Через 24 часа после ареста евреев, все остальные ушли в подполье. Священники и монахини укрыли евреев в церквях, монастырях и больницах. Кто мог, платил. В марте 1943г. немецкий посол пожаловался Муссолини на хорошее отношение итальянских солдат к евреям. И тогда Муссолини попросил генерального инспектора полиции Гвидо Лоспиноза переселить 30-50 000 евреев из Франции в Савой. Лоспинозо связался с капуцином Мариа Бенедетто, который встретился с Папой и передал ему записку раввинов Лиона о лагерях Силезии. Вскоре Папе передали информацию об Освенциме и Треблинке. Капуцин также просил Пия узнать о судьбе 50 000 депортированных, помочь тем, кто находился в концлагерях Франции и содействовать переселению евреев в Италию. Ответа не было. Между тем, немцы вошли на оккупированную итальянцами территорию Франции и эти 40-50 000 евреев попали в гитлеровскую мышеловку.

Однако капуцин и трое евреев создали организацию и начали спасательную операцию. Надо было спрятать и накормить более 1500 французских и прочих евреев, которых они разместили сначала в монастыре капуцинов, а потом у кармелитов, а также в маленьких отелях и пансионах. Подписанная послом Англии Д»Арси бумага, говорящая о том, что Джойнт послал в Лондон 20 000 долларов, была достаточной гарантией для добрых итальянцев, одалживавших лиры капуцину. Документы изготавливали по мере надобности, используя то, что было под рукой. Легат из Швейцарии Шове, посол Румынии Камереску, югославский консул Котник и «посол» Венгрии Виктор Сцаз «адаптировали» евреев, ставя штампы своих посольств. Итальянским евреям добывали фальшивые бумаги местные партизаны. Бенедетто подписывался от имени фиктивной организации С.А.Р. Директор отдела продуктовых карточек Шаррье, выдавая карточки по поддельным бумагам, посоветовал в кого превратить итальянских евреев для получения продуктов. После этого, собрав все поддельные документы и продуктовые карточки, Бенедетто обратился к директору отдела полиции для иностранцев де Фиоре, который заполнил бумаги и «потерял» их. Потом «нашел» и опять «потерял». За этот итальянский кавардак, который спасал сотни жизней, де Фиоре получил после войны 18 наград.

Когда арестовывали евреев, члены «комитета» приходили на выручку. Мастер на все руки, венский адвокат Швамм, называвший себя французским представителем Красного Креста, вытаскивал своего «соотечественника», или Бенедетто, показывая фальшивую бумагу своего «комитета», требовал отпустить его «католика». Сцаз сумел вырвать 17 евреев из итальянской милиции, пригрозив репрессиями итальянским пленным в Венгрии! Когда кто-то донес, что в Риме находятся около 500 французских беженцев и министерство потребовало их репатриации. Швамм нашел выход: министру сообщили, что их «комитет» уже репатриирует их. Осуществили «репатриацию», превратив всех «французов» в венгров с помощью Сцаза.

Ватикан не только не принимал участия в спасении евреев, но и отказал Бенедетто в займе, посоветовав почаще молиться. Зато ему удалось получить оттуда 300 кг муки, за которую с него потребовали денег. К июню 1944г. «комитет» уже кормил 4000 человек. Швамм все же попал в лагерь, жизнь Бенедетто была в опасности, но 4 июня в Рим вошли союзники. В 1955г. ему и еще 22 католикам, в том числе троим священникам были вручены золотые медали Яд-ва-Шем.
Ватикан, знавший об уничтожении евреев, молчал. Кроме обычных мотивов, может быть, Пием двигал страх потерять церковный налог, собираемый со всех немцев (в 1944г. он составлял 225 миллионов марок). Зато к концу войны, когда по «Крысинной тропе» на Запад побежали нацисты, Ватикан раскрыл им свои объятия. Подписав конкордат с Германией, обеспечивший нацистам полное подчинение католиков, Пий, по словам Гитлера, окончательно решил судьбу евреев Европы.

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Никогда снова…

Израиль помнит и не прощает, да и не простит никогда, ибо случившееся не подлежит прощению

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *