Суббота , Апрель 20 2019
Home / Израиль / Терроризм / Операция по уничтожению супертеррориста Абу-Джихада

Операция по уничтожению супертеррориста Абу-Джихада

Марк Зайчик

В марте 1988 года в Тунисе неизвестные люди ликвидировали супертеррориста Абу-Джихада, на котором было много крови ни в чем не повинных людей.

Махмуд Аль-Вазир или Абу-Джихад был начальником оперативного отдела ФАТХа и правой рукой Ясера Арафата. Специалисты, как израильские, так и иностранные, в один голос утверждают, что операция по уничтожению Абу-Джихада не уступает операции «Весна юности» ни по дерзости, ни по безупречному исполнению. Из всех известных операций разведки генштаба именно эту называют «бриллиантовой, фантастической, совершенной». Сейчас вы поймете почему.

Вот как это было.

Сведения относительно операции по ликвидации Абу-Джихада получены как из израильских, так и иностранных источников, таких как журнал «Бамахане», CNN, «Ле Монд», Таймс», НБС и других. Помимо этого, в арабской печати были опубликованы данные следствия об убийстве, проведенного тунисской полицией.

В последнюю неделю февраля и в первых числах марта 1988 года в Израиле была получена достоверная информация о передвижении, проживании и даже ближайших планах Абу-Джихада в Тунисе.

На самом высшем правительственном уровне было принято решение о проведении операции по ликвидации террориста.

«Никто того решения 16-летней давности не отменял», — сказал один из главных людей страны по получении доклада от Мосада и военной разведки. Он имел в виду решение о ликвидации ответственных за убийство 11 израильских спортсменов в Мюнхене. Специальный отдел разведки МАЛАМ — разрабатывающий спецоперации — собрал дополнительные данные о пребывании Абу-Джихада в Тунисе. Был составлен план дома, в котором он жил, количество и имена телохранителей, привычки, подъезды к дому, типы и количество оружия, находящегося в распоряжении, данные о членах семьи и прочее.

Фото: Википедия

На встрече начальника генштаба генерал-лейтенанта Дана Шомрона и некоторых членов кабинета министров было принято принципиальное решение о том — кто, где и когда разберется с матерым террористом, повинным в смерти многих людей.

Был построен дом, точная копия виллы Абу-Джихада, выставлены часовые, выправлены подъезды и вкопаны фонари. Все точно так, как в Тунисе.

Согласно иностранным источникам группа морских командос (из «Шаетет-13») была высажена в Тунисе. В течение нескольких дней десантники собирали данные для подробнейшей карты предполагаемого места операции. Помимо этого была осуществлена аэрофотосъемка дома Абу-Джихада. О городке, о квартале, об улице, на которой жил террорист, была собрана вся информация, которую только можно представить.

Осуществление операции было возложено на разведку генштаба, которой командовал тогда уроженец Хайфы Моше (Боги) Яалон. В 2002-м году Яалон был назначен начальником генерального штаба израильской армии. В 2005-м году оставил этот пост по причинам, не связанным с его профессиональной деятельностью.

Cогласно иностранным источникам, агенты Мосада смогли проникнуть в дом Абу-Джихада. Таким образом был воспроизведен подробный план внутреннего устройства двухэтажной виллы. Каждый солдат из группы ликвидации знал устройство дома Абу-Джихада наизусть.

Напомним, что руководство ФАТХа оставило Бейрут в августе 1982-го года в результате давления израильской армии, проводившей операцию «Мир Галилее». Палестинцы перевели свой штаб в Тунис и естественно попали под пристальное внимание израильских спецслужб и в этой североафриканской стране. Согласно иностранным источникам у израильтян были не только группы своих агентов в Тунисе, действовавших под тем или иным прикрытием. Целая сеть завербованных агентов из местных граждан разного социального статуса работала на израильскую разведку. Одни из тунисцев служили Мосаду за деньги и другие жизненные блага, а другие делали это, не зная, кому и для какой цели служат. Согласно иностранным источникам Мосад энергично пытался завербовать и агентов из числа боевых террористических групп палестинцев, но доподлинно неизвестно, насколько удачными были эти попытки.

Несколько лет все телефонные разговоры Абу-Джихада прослушивались израильской разведкой. Об этом сообщило потом одно из осведомленных английских периодических изданий, публикациям которого можно верить.

Для участия в группе по ликвидации столь высокопоставленного террориста были отобраны лучшие офицеры разведки генштаба. Причем из-за особой важности и сложности предстоящей операции функции командира исполнителей и общего командира были разделены. На деле тот, кто должен был исполнить смертный приговор Абу-Джихаду, обязан был быть старшим офицером подразделения. Его именовали странной кличкой «Голосующий». Тогдашний командир подразделения разведки генштаба 38-летний Моше Яалон, очкастый человек с внешностью профессора, настоял на том, что должен быть лично среди солдат первой группы.

Летом 2002-го года Яалон стал начальником генерального штаба армии обороны Израиля, сменив на этом посту закончившего каденцию Шауля Мофаза.

Дата покушения была назначена на ночь с 15-го на 16-е апреля 1988-го года. За неделю до этой даты, офицер подразделения, который должен был осуществить покушение, взял на выходной день пистолет с глушителем домой, и занимался там несколько часов в стрельбе по мишени из разных положений и в разных ситуациях.

Неизвестно какой марки был пистолет офицера. Еще несколько человек из ведущей (первой) группы были вооружены такими же пистолетами с глушителями. Помимо этого у всех были автоматы, гранаты, холодное оружие. Бойцы всех групп были одеты в легкие бронежилеты. Каждый был снабжен минимикрофоном и наушниками для осуществления связи с прямым командиром, который вел операцию. Этот человек располагался на одном из судов в районе побережья. Обувь бойцов — легкие ботинки «палладиум» с брезентовым верхом, популярная в израильской армии, очень легкая и удобная обувь.

В среду 13-го апреля четыре судна ВМС в сопровождении подводной лодки вышли из базы в Хайфе и по курсу южнее Крита направились к берегам Туниса. Расстояние 2300 км. На одном из судов была оборудована операционная, на другом находился командный пункт, на третьем — два вертолета («Белл 206»), долженствовавших помогать солдатам в критических ситуациях. Врачи, обслуживавшие операционную, были призваны заблаговременно на службу резервистов и приняли участие в генеральной репетиции, разыгранной в Израиле.

На одном из судов находились лодки типа «Зодиак», которые служили бойцам морского десанта, известного в Израиле, под названием «Шаетет 13» (отряд номер 13). Во время высадки сначала морских десантников, а затем и разведчиков на тунисский берег в воздухе находилось звено боевых истребителей израильских ВВС, которые обеспечивали воздушное прикрытие операции.

В последний момент операция чуть было не была отменена, так как служба сбора информации военной разведки перехватила 14-го апреля срочную депешу ООП из официальных французских источников в которой говорилось о том, что «израильтяне что-то готовят и, возможно, в самое ближайшее время». Предупреждение все-таки носило общий характер и несмотря на серьезные сомнения у армейского командования было решено операцию не отменять и довести до конца.

На берегу солдат разведки ждало три автомобиля, нанятых за день до этого нелегальными агентами Мосада в трех разных компаниях по найму машин. Это были два минибуса типа «фольксваген-транспортер» и «Пежо-305». За все было заплачено вперед наличными деньгами — агенты выглядели богатыми туристами из арабских стран.

Любопытная деталь. Агенты следившие за передвижением лидеров ФАТХа в Тунисе сообщили в тот момент, когда солдаты-исполнители уже расселись по машинам, что все руководство палестинского движения в эту ночь разошлось по своим домам. Сообщалось также и о количестве охраны и о патрульных полицейских машинах на улицах города, отходные пути и другие важнейшие подробности, необходимые для возможных действий. После краткого совещания в штабе по проведению операции о соблазнительных вариантах расширения действий солдат разведки было решено все же отказаться от этого пути и сосредоточиться на первоначальной цели — ликвидации Абу-Джихада.

Несколько наблюдательных пунктов вокруг дома Абу-Джихада в аристократическом районе города, организованных за много дней до операции, действовали постоянно. Они передавали подробнейшую информацию о происходящем вокруг. Малейшее изменение обстановки, смена деталей, незаметная для обычного прохожего или соседа, фиксировались и сообщались в штаб.

На карту было поставлено слишком много в этой акции как в политическом, конкретном плане, так и в плане военном, престижном, да и просто в экономическом — все это стоило слишком большого количества времени подготовки и денег.

Позже один из лидеров палестинцев рассказал журналистам, что в ночь проведения операции (15-го апреля) в Газе был арестован один из родственников Абу-Джихада. Таким образом телефонный звонок, который должен был выяснить — дома ли хозяин, на виллу Абу-Джихада из Газы был объясним. Таково мнение палестинцев, но кажется, что все это является в большой степени игрой воображения, так как у руководства операцией были другие возможности для выяснения этого факта. Хотя ничего наверняка заявлять в изложении данной истории, конечно, нельзя. Назовем это достоверной версией.

Суда остановились вне территориальных вод Туниса ночью 15-го апреля. Служба слежения тунисских ВМС не могла «достать» до четырех израильских судов.

Четыре водолаза были отправлены на берег и уже оттуда передали сообщение, что все тихо, берег пуст и контролируется, машины с агентами за рулем ждут исполнителей. Кодовое слово, посланное в штаб, было сигналом для начала действий.

Пять резиновых лодок типа «зодиак» были спущены на воду и 20 бойцов разведки генштаба были доставлены на берег. Наблюдатели за домом Абу-Джихада сообщили, что возвращение хозяина задерживается, но он позвонил и сообщил жене, что скоро будет. Интересно, что по сообщениям иностранных источников, один из наблюдательных пунктов, не только контролировал телефонные звонки в дом Абу-Джихада, но и фильтровал их, то есть, одни звонки «пропускал», а другие, не пропускал. Наблюдателями контролировались также и телефонные звонки в другие дома лидеров ФАТХа, которые жили неподалеку.

Трое старших детей Абу-Джихада учились в США. Таким образом дома находились его жена Ум-Джихад и дети — 16-летняя Ханан и 2-летний Надаль.

Все они спали, когда хозяин приехал домой в районе 3 часов ночи. Двое его телохранителей сопровождали Абу-Джихада. Один прошел с ним в дом, а второй остался снаружи, в машине, у входа. Лучший телохранитель террориста в эту ночь взял отпуск и отсутствовал.

И вот что произошло в минуты, отделившие Абу-Джихада, от жизни до смерти. Об этом рассказала через 4 года после покушения его жена Ум-Джихад, проживавшая тогда в Газе и служившая высокопоставленной чиновницей в администрации Палестинской автономии. Отнесемся к рассказу этой женщины с известными оговорками, так как очевидна ее необъективность и излишняя эмоциональность в оценке и изложении происходившего.

«Когда Абу-Джихад вернулся я спросила его не хочет ли он пойти спать?
Он ответил, что у него много работы, которую нужно сделать сегодня. Мой муж сидел за письменным столом в нашей комнате и писал рабочее письмо, в комнате спала также наша дочь Ханан. Потом она проснулась и о чем-то говорила с отцом, я не помню уже о чем, так как слушала их разговор уже невнимательно, что-то о кино, об Энтони Квине, который собирается сыграть Арафата. Или это должен был сделать его друг, я не помню… Потом она еще рассказала ему свой сон, как она встречает его в окрестностях Иерусалима и Абу-Джихад говорит, что идет в город. Как так? — спросила его Ханан, — ведь там полно израильских солдат. И он ей ответил во сне, что приедет на белом коне в город.

После этого Абу-Джихад снял очки, повернулся к ней и сказал: «Да, да, Ханан, я иду в Иерусалим». Они засмеялись, Ханан поцеловала его, пожелала доброй ночи и пошла спать в свою комнату. Потом, я помню, она вернулась и поцеловала его еще раз, и еще раз, всего три раза. Что-то она чувствовала».

Через час примерно, в половине второго ночи, свет в комнате Абу-Джихада на первом этаже погас. Затем погас свет в спальне, дом заснул.

Солдаты высадились на тунисском берегу и расселись по ожидавшим их машинам с агентами Мосада за рулем. По прибрежному шоссе машины проехали до виллы, в которой проживал Абу-Джихад с семьей и охраной. Расстояние от высадки солдат на берегу до цели, на вершине небольшого холма, составляло около пяти километров. Со времени высадки разведчиков на берег прошел час. В два часа ночи солдаты были у дома, выкрашенного в белый цвет, окруженного каменной оградой.

Солдаты вышли из машин и разделились на четыре группы. Вторую группу задержала с исполнением поставленной перед нею задачей неожиданное препятствие — неизвестно откуда появившаяся собака стала яростно облаивать солдат. Животное не желало угомониться. Было наверняка известно, что в этом дорогостоящем районе собак нет и появление пса было неожиданно для всех. Пес лаял до тех пор, пока командир группы не приказал своему четвертому номеру «убрать» животное, что и было сделано немедленно.

По свидетельству Ум-Джихад каждый из солдат прикрывал лицо небольшой маской, похожей на те, которыми пользуются хирурги во время операций. Между 2 часами 30 минутами и 3 часами ночи был дан приказ о начале операции, которую осуществляли солдаты первой и второй групп. Две другие группы прикрывали атаку.

Двое солдат подошли к машине, в которой дремал первый охранник Абу-Джихада.

Один из подошедших был переодет в женщину и нес в руках коробку с конфетами. Он и выстрелил в голову телохранителя через боковое стекло из пистолета с глушителем.

Входная дверь в виллу была сделана из толстых досок, обитых сталью. Солдаты первой группы взломали дверь при помощи специального механического устройства, сделав это и быстро и бесшумно. Солдаты второй группы тут же спустились вниз, в подвальное помещение и уничтожили второго телохранителя Абу-Джихада. Оба телохранителя не успели воспользоваться личным оружием. В то же время в другом помещении виллы был уничтожен садовник Абу-Джихада, который помимо прямых обязанностей, тоже был вооружен и обучен поведению в сложных ситуациях.

Солдаты первой группы один за другим взбежали по ступенькам к комнате Абу-Джихада, судьба которого и жизнь зависели не от него самого. Первым в этой группе был молодой израильский офицер, чуть старше 20 лет, который должен был застрелить Абу-Джихада.

По свидетельству жены террориста Ум-Джихад, ее муж проснулся, услышав шумы внизу, быстро подскочил к шкафу и достал с пистолет. «Я спросила его – что случилось? Что случилось? Тут я услышала глухой вскрик человека и некое движение теней, наподобие того, как бегают люди по ступенькам. Я поняла, что происходит внизу, быстро сказал мужу «Верден, Верден» (именно на этой улице жили уничтоженные израильтянами лидеры «Черного сентября» в апреле 1973-го года — операция «Весна юности»). Абу-Джихад ничего мне не ответил. Он шагнул к двери с пистолетом в руке, я шла за ним. Потом я увидела людей с масками на лице, видны были только глаза этих мужчин. Абу-Джихад оттолкнул меня вглубь комнаты. Один из израильтян шагнул к нему и молча выстрелил — Абу-Джихад тут же упал навзничь».

По свидетельству иностранных источников, израильтянин (по некоторым данным это был Амос Б. А.) опередил Абу-Джихада, выстрелив в него несколько раз. Офицер стрелял в него до тех пор пока Абу-Джихад не упал. Ум-Джихад бросилась к мужу, обняла его. Другой израильтянин с силой отбросил женщину в сторону и поставил ее лицом к стене. После этого каждый из четырех покушавшихся выстрелил в террориста по очереди, уступая своему товарищу это право.

Ум-Джихад утверждает, что у израильтян светили автоматы перед собой сильными лучами. Потом в комнату поднялся еще один, пятый по счету, израильтянин и тоже несколько раз выстрелил в Абу-Джихада.

Тело убитого позже, когда израильтяне оставили это место, было осмотрено людьми ФАТХа, которые обнаружили в нем около 70 (!) пулевых отверстий.

По свидетельству дочери Абу-Джихада Ханан, проснувшейся от шума и прибежавшей в комнату, она застала там 4 израильтян, трое из них были в масках и четвертый, вероятно, командир, с незакрытым лицом. Девушка утверждает, что запомнила этого человека, цвет и выражение его глаз, его короткую стрижку, его лицо, оттенки его кожи. Потом женщины с криком побежали в спальню, где находился двухлетний Нидаль, боясь, что его убьют, по законам мести. Но ребенок находился в кровати и только плакал из-за того, что какой-то посторонний человек рылся в письменном столе его отца.

Вторая группа солдат обыскивала рабочий кабинет Абу-Джихада из которого забрали все предметы, включая небольшой сейф, его, вероятно, не смогли открыть на месте, компьютер, папки с бумагами, телефонный автоответчик и прочее. По словам жены, солдаты разбили телефон, радиоприемник и сломали систему электронной охраны дома.

Жену и детей Абу-Джихада не тронули и не причинили им вреда.

В иностранной печати было опубликовано сообщение, согласно которому вся операция в доме заняла 13 (!) секунд. Это не так. С момента первого контакта с телохранителем в машине на улице перед входом и до того как последний солдат оставил виллу убитого прошло не меньше 5 минут.

Ум-Джихад выскочила на балкон и увидала, что солдаты собираются у ворот дома. «Я сосчитала их и дошла до цифры 24. Потом начала кричать, чтобы кто-нибудь сделал что-либо, проследил их путь, но никто, абсолютно никто, я видела лица в окнах соседских домов, не открыл двери, никто не вышел на улицу — все боялись».

Все участники операции вернулись на берег, который сторожили морские десантники. На лодках солдаты были возвращены на суда и все это время весь участок берега контролировали морские десантники. Вместе с солдатами ушли и агенты наблюдения и «шоферы» машин.

Результат этой операции — убиты Абу-Джихад и три его телохранителя (один из них в должности садовника). Среди покушавшихся потерь и раненых не было. Да и следов оставленных пришельцами было очень мало.

По сообщениям иностранной прессы, кто-то отправил тунисскую полицию телефонными сообщениями в противоположном направлении от того места на берегу, от которого отплыли в море лодки с солдатами и агентами. Как только о происшедшем стало известно высокопоставленным правительственным чиновникам, то авиации и ВМС Туниса был отдан приказ о прочесывании берегов страны и территориальных вод. Кроме брошенных на пустынном пляже трех автомобилей не нашли ничего. В территориальных водах тоже ничего обнаружено не было. Никто не был здесь никогда.

Израиль никогда не взял на себя ответственности за уничтожение Абу-Джихада.

Тогдашний министр жилищного строительства Ариель Шарон через два дня после событий публично дал высокую оценку действий покушавшихся. Министр обороны Ицхак Рабин отказался ответить на вопросы журналистов, касавшихся операции в Тунисе. Утверждают, что во время возвращения разведчиков в Израиль они получили приветственную и благодарственную телеграмму от главы правительства Ицхака Шамира. Но конкретного подтверждения, бланка этой телеграммы, ни один журналист никогда не видел.

Когда через два дня (17-го апреля) Шамира спросили о возможном участии Израиля в убийстве Абу-Джихада, он ответил без особого выражения: «Мне нечего сказать по этому поводу, я слышал обо всем по радио».

Абу-Джихад не был лирически настроенным мечтателем, не был художественным публицистом. Абу-Джихад, отметим, 15 лет был руководителем всех (!) военных действий ФАТХа и нес прямую ответственность за десятки, сотни террористических актов, совершенных против Израиля и израильских граждан, в том числе: убийство 11 спортсменов в Мюнхене, варварская атака в Нагарии в ходе которой погибли четыре человека в том числе маленькие дети 2-х и 4-х лет, кровавая атака на гостиницу «Савой» в Тель-Авиве — погибли 8 заложников и трое солдат, захват и убийство заложников в автобусе на берегу моря в марте 1978-го года — погибло 36 человек и десятки были ранены… Этот страшный список можно продолжать очень долго.

Абу-Джихад был прямым руководителем всех террористических действий против Израиля ежедневно и ежечасно на протяжении очень многих лет. Он был командиром первой интифады, которая пылала в конце 80-х годов на улицах палестинских городов. Уничтожение этого человека не повлияло на размах и силу интифады (палестинское противостояние Израилю, связанное с усилением актов террора) — демократическое государство не всегда успешно справляется с партизанской и уличной борьбой принятыми и адекватными полицейскими методами. Особенно в современных условиях почти полной прозрачности для средств массовой информации.

Но, на субъективный взгляд автора этих строк, многое было доказано врагам Израиля и его народа, этой пятиминутной (конкретное время работы основной группы — М. З.) блестящей воинской операцией, проведенной в другой стране.

Вывод из всего вышеизложенного прост.

Независимое государство может очень долго сдерживать свою военную мощь и умение, ограничиваясь окриками и угрозами своим противникам и врагам. Но хотя бы иногда, в редкие выверенные минуты и часы гнева, необходимо показать всем, что за все совершенные злодейства можно заплатить достаточно дорогую цену и не стоит никому об этом забывать. Наказание и мщение могут придти неожиданно, страшно и неотвратимо.

Согласно последним публикациям в СМИ, возле дома Абу-Джихада проживал Абу-Мазен. В генштабе существовало мнение, что нужно «заодно» с Абу-Джихадом убрать и другого врага Абу-Мазена. Но оперативный план говорил только о ликвидации Абу-Джихада. Абу-Мазен остался жив. Теперь он лидер ПА.

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Самозащитники, или 72 безутешные девственницы

Известный писатель Александр КАНЕВСКИЙ нашел один из способов защиты от террористов

One comment

  1. Собаку жалко

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *