Понедельник , Август 19 2019
Home / Политика / «Философия» двух баронесс

«Философия» двух баронесс

Бен-Гурион меньше всего прислушивался к хору так называемого международного сообщества…

Анатолий Гержгорин, Нью-Йорк

Всё в этом мире ненормально, хотя и в пределах нормы. А если подходить философски, то всё относительно, но не всё выносимо. Философию не зря называют самым сильным снотворным. Поскольку ее условно можно разделить на два вида: до приема и после приема пищи. Остальное — манипуляции кончиками пальцев. Зачем лезть в дебри, если всё, что суждено, рано или поздно пройдёт, а прочее — излечимо. Может быть, философия — всего лишь тоска по родине, несбыточная мечта везде чувствовать себя, как дома? Ведь чувству надежды нужна не реальность, а только немного фантазии.

И всё же вечные вопросы остаются. Куда несет нас поток событий? И почему так быстро? Следите за своими мыслями: они становятся словами. Следите за своими словами: они становятся поступками. Следите за своими поступками: они становятся привычками. Следите за своими привычками: они становятся характером. Следите за своим характером: он определяет вашу судьбу. Тут, как говорится, ни прибавить и ни убавить. Так и хочется заплакать от умиления. И носить, не снимая, на лацкане пиджака, как депутатский значок. Но истинную радость ощущаешь не когда вешаешь подкову, а когда снимаешь хомут.

Недавно группа философов нью-йоркского международного центра позитивной психотерапии разработали «Правила десяти «не», с помощью которых, как они утверждают, можно мгновенно изменить свою жизнь к лучшему. Что же это за такие волшебные «не»? Вот некоторые из них. Не спешите делать выводы. Не драматизируйте ситуацию. Не подчиняйте свою жизнь надуманным правилам. Не навешивайте ярлыки. Не делайте обобщений. Ничего не принимайте близко к сердцу. Не поддавайтесь эмоциям. Не живите прошлым.

Проще всего жить, обернув голову ватой. Хватило бы только ваты. Убили детей? Не спешите делать выводы. Не драматизируйте ситуацию. Не навешивайте ярлыки. Не делайте обобщений. Ничего не принимайте близко к сердцу. Не поддавайтесь эмоциям. А если это дети твоего брата или сына, на худой случай, соседа? Не живите прошлым. Экзотично, как шапка Мономаха на голове тулузского Махмуда. Мир буквально кишит двуногими паразитами. Они выступают с трибун, улыбаются с экранов телевизоров и с газетных полос, издают религиозные предписания и проводят тайные инструктажи. Они ухожены и безупречно одеты. Не смотрите на лица. Смотрите на руки, которые в несмываемой крови. Независимо от того, черные они, белые или в лайковых перчатках.

В Тулузе с «философским» спокойствием расстреляли детей. Прямо во дворе еврейской школы. Сердобольных это ужаснуло. Равнодушных почти не задело. У арабо-буйных вызвало нескрываемую радость. А у пустоголовых — словесный понос. Если бы этих бедных детей просто избили, на это вообще бы не обратили внимания. За несколько дней до тулузского «кровопускания» в Париже били смертным боем двух еврейских подростков. Среди бела дня. И не где-нибудь на окраине, а около стадиона «Порт де Баньоле». И не безмозглые недоросли, а вполне взрослые дяди. Одетые отнюдь не в лохмотья и даже лоснящиеся от вполне сносной пищи. Нигде не работающие, как и принято у нормальных арабских колонизаторов, у которых Европа — всего лишь одна из наложниц.

Философствующие политики до сих пор так и не определились, кто прав — Платон или Бэкон. Первый утверждал, что человек создан для философии, а второй считал, что, наоборот, философия — для человека.

У Платона послужной список, безусловно, выше: всё-таки ученик Сократа и учитель Аристотеля. В угаре спора не заметили, что потеряли «философский камень». Еще в 1887 году шотландский профессор истории Эдинбургского университета Александр Тилер, приводя в пример горькую судьбу Афинской республики, говорил: «Демократия — явление временное. — Она держится на щедрых дарах из общественного казначейства. И рассыпается, как только кончаются деньги».

Еврокомиссар по внешней политике баронесса Кэтрин Эштон (на снимке) — горячая поклонница Фрэнсиса Бэкона. Злые языки, правда, утверждают, что в молодости ей больше нравился Маркс. И только его совсем не идеальное происхождение и далеко не безупречный образ жизни, помноженные на её патриотизм, заставили сделать выбор в пользу Энгельса. Но это нисколько не отражается на аксиоме, для кого и зачем создана философия. Весть о тулузской трагедии застала Эштон на встрече с делегацией палестинской молодежи, прибывшей в Брюссель накануне так называемого всемирного марша на Иерусалим.

Поскольку главная суть философии — объяснить, почему мы живем именно так, а не иначе, баронесса сориентировалась на ходу: «Говоря о том, что произошло сегодня в Тулузе, мы вспоминаем и то, что произошло год назад в Норвегии, что происходит сейчас в Сирии, Газе и других частях света. И не забываем погибших детей и подростков». На палестиноделегатов это не произвело никакого впечатления. Пришлось добавить, что она восхищена палестинской молодежью, которая продолжает учиться, работать, мечтать и, несмотря ни на что, стремится к лучшему будущему.

Мудрёная философия часто противоречит простому житейскому опыту, не говоря уже о здравом смысле. В Израиле построенный Эштон «искусный» мост между Тулузой и Газой вызвал всеобщее негодование. На «евромостостроительницу» от политики обрушились Биньямин Нетаниягу, Авигдор Либерман и даже притихшая было Ципи Ливни. Бедной Кэтрин пришлось оправдываться. С чем она успешно справилась, свалив вину на информационное агентство, которое якобы исказило её слова. А бить-то её надо было совсем за другое. За восхищение палестинской молодежью.

Чему учится и о чем мечтает эта молодежь, лучше спросить жителей Ашдода, Ашкелона, Беэр-Шевы, Кирьят-Малахи, Офакима, Сдерота и прочих городов и населенных пунктов, где дети вынуждены пропускать занятия, а родители в бессилии сжимать пальцы в кулаки. В скобках добавим, что хоть и праведный, но избирательный израильский гнев тоже не случаен: чтобы избавиться от комаров, надо осушить болото. А как работает эта молодежь, и спрашивать не надо.

Международный валютный фонд снова пустил шапку по кругу в надежде собрать миллиард-другой долларов. Евросоюз ходит со своей шапкой, которую не выпускает из рук круглый год. Как и Америка. Пока приходится кормить три миллиона человек, но Махмуд Аббас обещает довести это число до одиннадцати миллионов.

Бешеный ритм жизни не позволяет остановиться, чтобы задуматься над зовом времени. Для нас это время быстрого питания и испорченного пищеварения. Время крупных интриганов и мелких политиков. Время легких барышей и трудных человеческих отношений. Мы знаем, как выжить, но не знаем, как жить. По подсчету того же Александра Тилера, средний возраст самых могущественных цивилизаций, существовавших когда-либо в мире, не превышает 200 лет. За этот период они проходили несколько этапов: от высокой духовности до свободы; от свободы до изобилия; от изобилия до самодовольства; от самодовольства до апатии и от апатии назад в неволю.

Спустя 125 лет после него о «демократии» в действии рассказал профессор Джозеф Олсон из юридического школы университета Хамлин в Миннесоте. Его занимательная арифметика не может не впечатлить. На предыдущих президентских выборах Джон Маккейн победил в 29 штатах, а Барак Обама — в девятнадцати. За Маккейна проголосовало 143 миллиона человек, а за его соперника — 127 миллионов. Если сравнивать по территории, то преимущество проигравшего в четыре раза выше, чем у выигравшего. Но главное то, что за Маккейна голосовали те, за счет налогов которых держится страна, а за Обаму — большинство живущих на государственных подачках. Таким образом, следуя «шкале Тилера», Америка достигла предпоследней фазы. И как только легализует нелегалов, «растворится» в течение пяти лет.

Толерантность ушла, громко хлопнув дверью. С тех пор, как политический Олимп покинула Маргарет Тэтчер, английская философская спираль вошла в штопор. Баронессы остались, но философы исчезли. Выступая в университете Миддлсекса, член Палаты лордов баронесса Дженни Тонге вдруг перешла на визг: «Страшись, о Израиль! Ты не останешься вечно американским авианосцем на Ближнем Востоке. Однажды Америка перестанет давать тебе каждый год сто миллиардов долларов. И ты тогда пожнёшь то, что посеял!».

Казалось, она вот-вот снимет зубные протезы и начнет стучать ими по трибуне. Что так возбудило эту либеральную демократку? Неужели воспоминания восьмилетней давности, когда она возжелала стать смертницей-самоубийцей?

Не драматизируйте ситуацию, как советуют разработчики «Правил десяти «не». Дайте дорогу торжествующей философии придурков.

Почти семьдесят лет назад, освобождаясь от паутины геббельсовской пропаганды, профессиональные военные мусорщики выскребли все углы в полуразрушенном немецком доме. Но паука не раздавили. И он усердно плёл новую антисемитскую паутину на советском и арабском потолках. Теперь освоил и шведский. В Стокгольме под эгидой «Образовательной ассоциации BILDA для церкви и общества» открылась христианская художественная выставка. Икон там вы не найдете. Вместо них плакаты, изображающие израильтян в виде вооруженных крыс, пожирающих «Дырявую землю».

Шведы не самые истовые христолюбцы. Но пока еще не все церкви превратили в музеи. И даже завидя мечеть, снимают шапки. Бойцы, правда, никудышние. И если придется лечь под мусульман, то окажутся в первых рядах. Зная эту их слабость, главный саудовский муфтий шейх Абдул Азиз Абдалла издал фатву, требуя разрушить все христианские церкви. Для начала только на Аравийском полуострове. Видимо, хочет посмотреть на международную реакцию. А поскольку реакция, если и последует, то весьма вялая, можно вскоре заняться и церквями европейскими. Тем более, что на Аравийском полуострове их почти нет. А в Швеции они в основном деревянные. Так что гореть будут, как спички.

Если у рубашки протерся воротник, прикройте его галстуком. Это тоже философия. Житейская. Из тех же самых десяти правил «не»: ничего не принимайте близко к сердцу. Надежда германской социал-демократической партии, этого несгораемого продукта Августа Бебеля и Вильгельма Либкнехта, по имени Зигмар Габриэль побывал в Хевроне и сделал вывод, что Израиль — «режим апартеида». Собирался он и в Газу, чтобы еще раз во всеуслышание потребовать международного признания ХАМАСа. Но Газа в это время выполняла особое задание по кровопусканию «дурной» еврейской крови с помощью новейших ракетных «булавок» не то иранского, не то китайского производства. И претендент на канцлерское кресло благоразумно решил не подставлять драгоценную голову под слепой металл и как можно быстрей вернуться в родной дойч фатерлянд.

Тем не менее, его рвение не осталось незамеченным. Совет по правам человека при ООН пригласил в Женеву хамасовского депутата Исмаила Аль-Ашкара, которму тут же был присвоен статус «правозащитника». Он должен был рассказать об «ущемлении прав палестинцев на оккупированных территориях». Но под нажимом Израиля его выступление было в последнюю минуту отменено. Вместо него на трибуну поднялась верховный комиссар по правам человека Нави Пиллэй и зачитала доклад, «демонстрирующий правонарушения, связанные, по большей части, со значительным расширением израильских поселений». После чего Совет ООН единогласно осудил «серьезные нарушения прав человека, совершенные Израилем в секторе Газы и на Западном берегу».

Философ-идеалист считает, что сначала надо найти идею, а потом получить деньги на её претворение. Дипломат-материалист, в свою очередь, исходит из того, что сначала нужно получить деньги, а потом будь что будет. Сделав дело, мастера закулисных игр, приступили к культурной программе. Следуя указаниям нью-йоркских философов-психологов не поддаваться эмоциям, они осмотрели достопримечательности Женевы, с аппетитом поужинали и с чувством полностью выполненного долга отправились спать. Не спалось только французским евреям. После тулузского шока они стали получать письма с угрозами: «Вы — народ дьявола, и вас ждет ад».

С каждым мгновением будущее становится настоящим, а настоящее — прошлым. В этом суть любой философии. Что бы ни утверждали искатели «философского камня». Бен-Гурион, несмотря на все свои недостатки, понимал это. Поэтому меньше всего прислушивался к многолосому хору так называемого международного сообщества. «Неважно, что говорят гоим, важно, что делают евреи», — любил повторять он. Об этом напомнил Биньямин Нетаниягу, выступая на церемонии, посвященной памяти первого израильского премьер-министра. Но готов ли он сам следовать его примеру?

«Мы здесь»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Макс ЛУРЬЕ | Ну что Тиби надо?..

Бороться с сионизмом лучше всего за счет этого самого сионизма

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *