Home / Актуально / Мнение / Если бы не вши…

Если бы не вши…

Все повторяется, не повторяясь. Ибо оригинал всегда лучше копии. Даже если его удается повторить с ювелирной точностью и в мельчайших деталях.

И история никогда не повторяет своих уроков дважды, иначе это была бы уже социология. Она дает лишь схожие уроки, но с удивительной постоянностью. И больно наказывает тех, кто ничему не учится. Это в одинаковой степени касается как людей, так и государства. «Сделал Б-г человека прямым, а человек тут же сам себя согнул», — сетовал мудрый Соломон. Не отсюда ли наша несгибаемая склонность постоянно повторять одни и те же ошибки?

Анатолий ГЕРЖГОРИН

Фото: Ahmad, Flickr

Когда Б-г раздал всем народам землю, к Нему пришла
делегация во главе с генсеком ООН Пан Ги Муном.
— Г-споди, ну почему евреям опять досталось все самое лучшее?
Моря, горы, равнины. Три урожая в год. Страна, текущая
молоком и медом. Настоящий земной рай!
— Погодите, погодите, а соседи?
(Анекдот)

Вечный Амалек

Трагические страницы истории, может быть, и не повторялись бы, но ее, историю, постоянно принуждают к этому. Творец обещал Моше-рабейну стереть «память об Амалеке под небесами». А если Он обещает, то, в отличие от нас, выполняет. Царь Шауль захватил в плен амалекитянского царя Агага и пощадил его, за что лишился царства. Йоав, лучший полководец царя Давида, тоже мог поставить окончательную точку. Разгромив амалекитян в Эдоме, он приказал уничтожить только мужчин. В принципе Йоав действовал согласно указаниям Моше-рабейну. Но в свитках Торы нет значков огласовок. И, видимо, не слишком грамотный Йоав вместо слова «зехер», то есть всех подряд, не щадя никого, прочитал «захар». В результате род Амалека не исчез, а размножился и рассеялся по миру. Продолжая всеми силами вредить ненавистным евреям.

Классический пример — древнеперсидский злодей Аман. Об этом нам напоминает веселый праздник Пурим. Напоминает он и о другом — Амалек все еще жив и по-прежнему грозит нам смертельной опасностью. И, как это ни удивительно, она опять исходит из всё той же Персии. Если посмотреть на фамилии Хаменеи и Ахмадинежад, то легко увидеть в них повторение имени Аман. Конечно, можно воспринять это за чистую случайность, но ничего случайного в нашей жизни нет. Ибо, как заметил Анатоль Франс: «Случай — псевдоним Б-га, когда он не хочет подписываться своим собственным именем».

Четыре года назад Махмуд Ахмадинежад (на снимке), выступая на митинге в Бандар-Аббасе, заявил: «Мировые державы создали грязный микроб — сионистский режим, натравив его на страны Ближнего Востока, как дикого зверя». И пообещал раздавить этот «микроб», а заодно и «поставить на колени Запад». Разъяренная толпа скандировала: «Смерть Америке!». Америка побагровела от гнева и продолжила дебаты о целесообразности прослушивания телефонных разговоров между поборниками терроризма. Европа поморщилась и, пряча глаза, пробормотала, что «нападки Ахмадинежада на страны международного сообщества свидетельствуют об его низком культурном уровне».

Однако за эти прошедшие четыре года иранская риторика стала еще жестче, а ядерная мечта — ближе. На днях «аятолла из аятолл» Али Хаменеи озвучил новую военно-политическую доктрину, названную им «оборонительным джихадом», в которой впервые публично обосновал «законную и морально оправданную» цель — стереть Израиль с карты мира. «Первым шагом должно стать полное уничтожение Израиля, — заявил он. — Для этого Иран может использовать ракеты дальнего радиуса действия. Мы можем стереть его с лица земли за несколько минут, нанеся превентивный удар… Политические деления государств и границы между странами больше не актуальны. Сегодня оправдано лишь деление народов на основе их веры и крови. Кровь мусульман должна быть отделена от крови неверных».

Чем меньше в голове мыслей, тем охотнее ими делятся. Первое впечатление: перед нами типичный Амалек. Главное — ввязаться в бой, а там — как получится. На кого рассчитана больше политическая, чем военная «доктрина», за которой ничего, кроме пустословия? Прежде всего, на иранцев, которым предстоит еще туже затянуть пояса. В какой-то степени — на суннитов в попытке мобилизовать их на борьбу с общим врагом. В противном случае они сами быстро превратятся во врагов. И на ту часть западного общества, кого евреи возбуждают точно так же, как красная тряпка — быка. В мире слишком много тех, кто хотел бы увидеть захватывающий триллер, в котором Израиль и Иран уничтожат друг друга. Но жизнь — не кино. Если дело дойдет до схватки, кто-то должен исчезнуть. И этим «кем-то» будет Иран. Такова судьба всех амалеков.

Мышеловка для льва

Большие войны всегда начинаются с истошного воя маленьких наполеончиков. Оттеснив генералов, командные пункты заняли те, кто называет себя журналистами. Они уже объявили войну и ведут ее по всем правилам полного невежества. Американский телеканал NBC даже показал в открытом эфире, как будут развиваться события. Сначала Израиль нанесет удар высокоточными баллистическими ракетами «Иерихон-2», оснащенными боеголовками, способными прожигать армированный бетон. Затем свое веское слово скажет авиация. Боевые самолеты и беспилотники торжественным строем пролетят над ставшей вдруг дружественной Саудовской Аравией, дозаправятся в воздухе и всей мощью обрушатся на ядерные объекты супостата. Им будут рукоплескать армейские отряды специального назначения и сигнальщики «Моссада», по целеуказаниям которых и будет вестись точечная бомбежка.

Ведущий политический обозреватель газеты «The Washington Post» Дэвид Игнатиус, со своей стороны, назвал и сроки ближневосточного апокалипсиса — в промежутке с апреля по июнь. Потому что, во- первых, Израиль твердо намерен уничтожить ядерную инфраструктуру Ирана, а во-вторых — к июлю Тегеран закопает свой мирный атом глубоко в землю. Эти два взаимоисключающих друг друга вывода Игнатиус сделал, проанализировав заявления Эхуда Барака, Моше Яалона и Леона Панетты. С туманным намеком на некие авторитетные источники в Пентагоне. Проблема лишь в том, что военный язык весьма специфичен. Чем больше разговоров о войне, тем выше шансы на мир. И наоборот.

Война у стратегов от журналистики, возможно, и была бы пикником, если б не вши и дизентерия. Точных сроков уже было названо столько, что просто удивительно, как это Иран не только все еще не стерт из летописи истории, но и продолжает угрожать тем, кто обещал его вразумить. И, более того, умудряется все время играть на опережение. Пока Евросоюз, стиснув зубы, вводил против Ирана словесные санкции, Тегеран объявил о собственных контрсанкциях, пообещав перекрыть нефтяной кран, что вызвало шок, медленно переходящий в панику. Мерзнущей Европе углеводороды нужны, как воздух. А выбирать приходится между удушающей российской петлей и коварными иранскими объятиями.

Умело спровоцированная «информационная война» приносит плоды. Упрямому Израилю, возомнившему себя львом, пригрозили мышеловкой. И не думай, дескать, брать на себя роль судьи. Сиди тихо и жди своей участи. А не то… У всезнающих «эквилибристов пера» на все есть ответ. «Associated Press» предупредило, ссылаясь на неведомого пакистанского дипломата, что в случае израильской атаки против Ирана «у Исламабада не будет иного выбора, как нанести ответный удар». Тут же вспомнили кураж Дмитрия Рогозина: «Если что-то случится с Ираном, мы воспримем это как угрозу нашей национальной безопасности». И браваду китайского генерала Чжан Чаочона: «Китай не остановится даже перед угрозой Третьей мировой войны ради защиты Ирана».

Ощущающий себя «жертвой грубой агрессии», Тегеран со смирением обратился в МАГАТЭ, униженно прося разрешить обогащение урана до 90% уровня. В противном случае придется свернуть все исследовательские работы. Но даже если он получит разрешение или начнет обогащение безо всякого разрешения, войны не будет. Несмотря на все журналистские потуги. И несмотря на многотысячные марши американских пацифистов, скандирующих под бой барабанов в Атланте и Балтиморе, Бостоне и Вашингтоне, Детройте и Нью-Йорке, Лос-Анджелесе и Сан-Франциско, Филадельфии и Чикаго: «Нет войне против Ирана!», «Отмените антииранские санкции!», «Прекратите вмешиваться во внутренние дела Ирана!».

Потому что эта война не нужна Израилю. Он вынужден будет вступить в нее лишь тогда, когда над ним нависнет угроза полного уничтожения. И тогда его не остановят ни Китай, ни Пакистан, ни Россия. Никто.

Не нужна эта война и Америке. Она не зависит ни от иранской, ни от российской нефти. Не нужна она и Европе, экономика которой и без войны дышит на ладан. И уж тем более не нужна мусульманскому миру. Исламская экспансия идет полным ходом. И самыми что ни на есть мирными средствами. В первую очередь, финансовыми. Еще пять лет назад эмир Дубая Мухаммед бин-Рашид эль-Мактум без лишнего шума купил 19,9% акций одной из крупнейших в мире бирж «Nasdaq». Заодно прикупил и 28% акций London Stock Exchange, играющей важную роль в международном обороте ценных бумаг.

Уже давно подзабылась история с попыткой младшего Буша продать сразу пять американских морских портов некой подставной дубайской компании. То, что не удалось сыну, сделал папа, облегчив активы «аристократического» концерна «Carlyle Group» сразу на 20 процентов. Их приобрело правительство Абу Даби, с которым у старшего Буша давняя и взаимная любовь. Сколько и что продал Барак Обама, история пока умалчивает. В Европе короли, эмиры, шейхи, аятоллы тоже покупают с молотка не только футбольные клубы. Так что в один прекрасный день можно ненароком проснуться совсем в другой стране. И этот «прекрасный день», судя по всему, не за горами.

Полный аббас

Иранский «мирный атом» упорно укрощают почти семь лет. У израильско-палестинского примирения «стаж» в три раза длиннее. Навязанный от имени международного сообщества «искусственный мир» прошел все мыслимые и немыслимые стадии — от кровавой конфронтации до презрительно-холодной жестикуляции. Замерли не только переговоры, но и переговоры о переговорах. В общем, полный аббас. Последний компромисс, предложенный «ближневосточным квартетом», Абу Мазен отверг с порога. Он теперь дружит не с Биньямином Нетаниягу, а с Халедом Машалем. Правда, это очень не нравится Исмаилу Ханийи. Зато нравится Пан Ги Муну. Он ведь не платит за этот «эксперимент» ни цента.

В самой «Палестине» давно уже определились. Безо всяких переговоров. План «Два государства для двух народов» поддерживает лишь треть населения. Если его все-таки навяжут с помощью выкручивания рук, можно начать и с двух государств, чтобы затем вернуться к одному — палестинскому. За то, чтобы Иерусалим стал единой столицей возрожденной «Палестины», выступают 92 процента арабов. Похищения израильских солдат поддерживают 62 процента. Воевать до полной победы готовы 80 процентов. Убивать евреев, «укрывшихся за камнями и деревьями», согласны 73 процента. Эти результаты последнего исследования, проведенного американским социологом Стэнли Гринбергом, ни для кого неожиданностью не стали.

Царящая в автономии атмосфера ненависти к евреям постоянно подогревается теми, кто перед телекамерами клянется в приверженности мирному процессу, а затем прославляет и благословляет шахидов. Чтобы убедиться в этом, достаточно посмотреть сюжеты, которыми потчует своих зрителей местное телевидение. Так, героями программы «Для тебя» стали мать и тетка Хакима Авада — одного из убийц семьи Фогель. Для них детоубийца — «герой и легенда». И если бы только для них. Судьбой «палестинских мучеников» озаботились и европейские парламентарии, требующие освободить томящихся в израильских тюрьмах «палестинских политзаключенных».

Мысли плодят проблемы, а проблемы хоронят мысли. Европейские парламентарии, как и политики, вообще никак не отреагировали на выходку муфтия Иерусалима Мухаммада Ахмад Хусейна, который призвал беспощадно истреблять евреев, пригрозив, что тот, кто уклонится от этой священной роли, не воскреснет из мертвых. А когда молчание стало просто постыдным и подлым, голос подала миссия Евросоюза в Иерусалиме и Рамалле. Осудив «антисемитизм» муфтия, «миссионеры» заявили, что, согласно «Дорожной карте», обе стороны «должны немедленно прекратить подстрекательства». Израильтяне теперь, оказывается, живут не по общечеловеческим законам, а по законам «Дорожной карты». По каким же тогда законам живут арабо-европейцы? По крысиным?

Если долго-долго смотреть на небо, все вокруг сделают то же самое. «Дружеская» Германия, выдержав паузу после скандала с муфтием и пережив со скорбным видом международный день памяти жертв Холокоста, повысило дипломатический статус «палестинских» дипломатов в Берлине до уровня посольства. А кочующий по миру Махмуд Аббас заглянул в морозную Москву, чтобы лично сообщить «другу Диме», что главной улице Иерихона присвоено имя Дмитрия Медведева. На эту радостную новость откликнулся патриарх Московский и всея Руси Кирилл, который вручил падкому на награды гостю премию имени Алексия II «За выдающиеся заслуги по укреплению единства православных народов, за утверждение и продвижение христианских ценностей в жизни общества».

Что общего у Аббаса со славянскими народами, судите сами. Но благодаря неустанной деятельности Абу Мазена и его не менее титулованного предшественника христианское население Вифлеема сократилось с семидесяти до пятнадцати процентов. И, судя по всему, еще не вечер.

Не исключено, что следующий раз Абу Мазена примут в Москве за ангела. В конце концов, Москва не хуже Одессы, где никого не удивишь ангелами. Там их часто видят и, если верить утверждениям, даже общаются с ними. Правда, ни один из них и отдаленно не напоминает ни Обаму, ни Медведева, ни Саркози, ни Меркель, ни, тем более, Аббаса. А если на кого и походят, то разве что на базарных торговок, предлагающих «бартер» после очередного повышения цен на продукты.

Как, вы ничего не слышали об одесском бартере? Ну вот один из вариантов: «Если вы не против того, чтобы я пожарил яичницу на вашем сале, то разрешу вам сварить ваше мясо в моем супе». Может, Израиль и смахивает слегка на Одессу, но он еще пока не магазин при похоронном бюро с запоминающимся названием “Shop ты сдох”. И если Аббас все еще не прочь пожарить яичницу на евросале и готов разрешить сварить израильское мясо в своем супе, то лучше всего ему начать строить мавзолей. Для себя любимого. И заодно как вечный памятник не менее вечным переговорам.

Источник: «Мы здесь«

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *