Воскресенье , Май 26 2019
Home / Актуально / Мнение / Этюды о симметрии

Этюды о симметрии

Я не поселенка, но при этом ни на секунду не считаю поселенцев чужими мне. Если честно, то во многом они гораздо ближе мне, чем изрядная часть жителей Тель-Авива, чье мировоззрение приводит меня в полное изумление, а то и в откровенный ужас. 

Я совершенно спокойно понимаю и принимаю тот факт, что свою землю надо заселять, обихаживать и застраивать, но мое сознание не в состоянии воспринять как аргумент утверждение, что добровольная сдача территорий непременно повлечет за собой наступление вечного мира. В лучшем случае я сочту это бредом, в худшем – заведомым предательством.

Адаса ФАЛЬК

Иллюстрация: Lmbuga, Википедия

Скрупулезное соблюдение законности чревато утратой самого закона,
жизни, свободы, собственности, всего, что дорого нам.
Абсурд — жертвовать всем этим во имя буквы закона
Томас Джефферсон (20 сентября 1810 г.)

Невозможно требовать от евреев освободить пустующие земли собственного государства, на застройку которых то же государство по абсолютно идеологизированным причинам отказалось дать разрешение, если при этом вокруг возведены десятки тысяч незаконных арабских строений – от вполне внятных дворцов до паскудных «трущобвиллей». То, что при этом арабские самозахватчики в массовом порядке работают в, как принято стыдливо обозначать, неформальном секторе экономики, лишь усугубляет ситуацию. Потому что это ситуация, когда высокообразованные налогоплательщики (а среди поселенцев очень высок уровень образования) поставлены получающим от их труда налоги (т.е. выгоду) государством в заведомо неравные условия по сравнению с абсолютно нелояльным и экономически нечистоплотным сегментом населения. На уважение, причем с обеих сторон, такому государству рассчитывать трудно.

Как может призывать к соблюдению каких-либо правил в землепользовании государство, которое то призывает своих граждан осваивать земли, завоеванные в оборонительных войнах, то вдруг решает изгнать тех, кто ему поверил, кто откликнулся на его призыв – и вложил душу, труд, средства, годы жизни в освоение еще одного кусочка еврейской земли?

Можно, вероятно, многое сказать относительно того, что поселенцы нарушают закон. Но что это за закон? Начнем с того, что четко прописанного закона или нет, или он сплошь и рядом нарушается израильскими нацменьшинствами, в основном, арабами. Распоряжения гражданской администрации? Той самой администрации, которая оказывается не в состоянии приструнить арабов, зато играючи справляется с выселением женщин с детьми посреди ночи? Кстати, что это за странная, ненормальная, издевательская практика – выселять евреев из своих домов посреди ночи? С сонными людьми легче справится? Верно, а с сонными детьми – еще легче. А конному с пешим, а мужчине с женщиной, а упакованному во всё защитное обученному солдату – с полуодетым опешившим от неожиданного вторжения гражданским.

Самое страшное во всей этой длящейся уже десятилетия ситуации даже не то, что еврейская земля осваивается медленнее, чем могла бы. Страшна утрата доверия к правительству. Потому что как можно верить тем, кто призывает заселять и осваивать – а затем изгоняет и разрушает. А, изгнав, годами не компенсирует людям потери. Тем, кто сетует на нехватку жилья – и разрушает построенные дома и поставленные караваны. Тем, кто призывает к защите Страны – и позволяет террористам захватывать всё новые плацдармы для ракетных обстрелов Израиля. Тем, кто призывает к терпимости и сплочению в обществе – и позволяет прессе и министрам вести самую разнузданную кампанию против огромной части еврейского общества, огульно зачисляя поселенцев в нарушители закона.

Вот интервью от 15 января этого года корреспондента канала RTVi М.Джагинова с министром внутренней безопасности господином И.Ароновичем. Джагинов начинает так, что просто диву даешься – «с самого неприятного для всей страны в целом». Что же это? Границы по всему арабскому периметру полыхают «весенним» пламенем, Европа нам уже не козью, но медвежью морду делает, США такой друг, с каким никаких врагов не надо, внутри Страны леваки в обнимку с арабами от КПП не отходят, нелегальные мигранты прут, как саранча — а «невиданный масштаб самого неприятного для страны» – это совсем не то, что вы подумали, а «так называемые акции возмездия со стороны ультраправых кругов, приобретших в последнее время невиданные масштабы». Вопрос буквально по каждому слову, вот настолько хорошо г-н Джагинов продумал и сформулировал свой вопрос. Прежде всего – что такое невиданный масштаб? Это не запредельное количество терактов во времена, например, второй интифады (напомню, почти полторы тысячи только убитых!) – это несколько разрисованных неизвестно кем мечетей, разбитое неизвестно кем стекло военного джипа и расписанные, опять таки, неизвестно кем, стены военной базы. Нехорошо, не спорю. Но не терроризм, далеко не терроризм. И уж не в Израиле, наевшимся реального терроризма дальше некуда, этим словом бросаться. Особенно министру, да еще внутренней безопасности, уж ему ли не знать, каков он, настоящий терроризм. Если не знает – пусть вспомнит недавний теракт в Итамаре. Вот это терроризм, а то, что он именует этим словом – всего лишь хулиганство. В зависимости от того, кто его исполнил, злостное или мелкое. Если это сделали намеренно в целях провокации – то злостное, если же в целях подразнить – мелкое. Но не более того. Приравнивать сожженный в мечети потертый ковер к убитому невинному человеку – это непристойно и недостойно. Единственно, что могло бы оправдать такое сравнение – глупость говорящего, но господина Ароновича я ни в коем случае не взялась бы назвать дураком.

Тон беседы задается корреспондентом и радостно подхватывается министром: поселенцы – вот главная проблема Израиля на сегодняшний день. Основания? А вот те самые приписываемые им акции возмездия. Которые полиция, по крайне мере на сегодняшний день, так и не смогла доказать. Подозревает, да. Но, как говорил еще незабвенный Ходжа Насреддин, «подозрение не есть доказательство». Самое смешное, что уже и арабы из деревни, где кто-то поджег мечеть, заявили, что не поселенцы это, а «кто-то из наших». И уже по дому не в меру говорливого араба успели пострелять разозленные его откровенностью «наши». А министр всё своё гнёт, при этом начисто отметая не только доводы закона, но и доводы логики.

Послушаем его слова: «Прежде всего, не стоит называть подобные действия акциями возмездия. Речь идет о нарушителях закона, преступниках, я даже называл их террористами. Эти люди нападают на ни в чем не повинных людей, оскверняют мечети и в Иудее и Самарии, и в пределах «зеленой черты». То есть, что ни слово – то золото. Адресуемся к словарю – что такое террорист? «Приверженец терроризма или участник террористических акций». Разбитое стекло… черт, тогда и я террорист, числится за мной этих разбитых стекол, что уж тут, в детстве я была страшная непоседа. Неужели наш мир уже настолько безопасен, что граффити на стене, пусть и относительно грозного содержания, могут быть приравнены к терроризму? А не в пору ли задаться вопросом – если простое «таг мехир» так пугает арабов, то какие грешки они сами за собой признают, что боятся расплаты? Так что насчет «ни в чем не повинных людей» — это вы перестарались, г-н министр. Кто сам чист – тому чего бояться?

«Эти люди (кто не понял, те самые художники на военной базе) нарушители закона, преступники, террористы. Они нападают на ни в чем не повинных людей. Они пытаются отслеживать действия армии и спецслужб и в этом смысле действуют, как настоящая организованная преступная группировка». Вы неправильно подумали — речь не об арабах, не о ХАМАСе, не о «Шалом-ахшаве» и даже не об представителе милейшего клана Абутбулей. Министр внутренней безопасности Израиль, слава его проницательности, говорит о еврейских поселенцах.

Но, может быть, нет больше проблем с внутренней безопасностью в Израиле, вот министр и пытается найти своему ведомству занятие? Ну что ж, послушаем его же (все в том же интервью). Вот ситуация с противопожарной службой – «куда ни кинешь взгляд – всюду проблема. Нет оборудования, машин, отсутствуют курсы профессиональной подготовки. Рабочие комитеты творят все, что хотят». Понятно. А что у нас с бюджетом, который сократили у всех министерств (кроме обороны) — «сокращение бюджета для нас очень болезненно, я просто не знаю, как с этим быть». Ну, я бы не сказала, что не знает – например, очевидно, что изрядная часть и без того сокращенного бюджета будет пущена на борьбу с поселенцами. А на что, оставь министр в покое поселенцев, можно было бы пустить освободившиеся средства? А вот как раз на выполнение «одной из главных задач, которые я поставил перед собой: укрепление чувства личной безопасности граждан. Это значит, меньше уличного насилия, меньше преступности, любых правонарушений». Что ж, вполне достойная и масштабная задача для министра внутренней безопасности. Правда, с ней справится сложнее, чем с несколькими наугад выбранными «террористами» из числа поселенцев. С преступниками «ордерами на запрет находиться на территории» не сладишь. И военные трибуналы для борьбы с ними (как предлагает Аронович действовать против поселенцев) не привлечешь.

Кстати, если говорить о законности, то и для борьбы с поселенцами военные трибуналы не привлечешь, согласно Закону о судебных органах, ему подсудны только военные, резервисты и лица, служащие в армии по найму. И как-то странно, что эта информация обошла стороной господина министра внутренней безопасности, который утверждает в этом интервью, что «предложил, чтобы дела экстремистов рассматривали военные трибуналы». Правда, кому конкретно он предложил, осталось за кадром – не исключено, что то был просто дружеский разговор в кафе. Право, это был бы наименее позорный вариант.

И вообще, все плохо – «никто не знает, что досталось мне в наследство… Я не стал бы говорить, что мне досталась большая беда, но, скажем так, на мою долю выпала серьезная задача» — это министр о ситуации в его ведомстве по стране в целом. Так, может, все же делом заняться, раз все так серьезно? История свидетельствует: человечеству свойственно решать хозяйственные проблемы вооруженным путем. Но история вряд ли предложит еще хоть один пример, когда хозяйственные проблемы решали войной против собственного населения.

источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

3 комментария

  1. Дядюшка

    Возьмем, к примеру, толкование слова «воровство». Украдешь ты ложку чайную или же автомобиль — это все равно будет воровство.

    Терроризм имеет несколько оттенков. Не буду вдаваться в глубокие дебри (я не такой знаток как автор статьи), но я смотрю у вас есть различия между камнем, брошенным палестинцем, и камнем, брошенным поселенцем. И там, и тут камень. Почему же вы защищаете поселенцев? Их камень из ваты?

  2. Дядюшка, не камень из ваты, а камень поселенец не кидает. Вот в чем разница. Честно говоря, не вполне понимаю. зачем я вам это все объясняю, поскольку совершенно очевидно, что разницу вы не не видите, а не хотите видеть.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *