Воскресенье , Май 26 2019
Home / Актуально / Мнение / Про лапидов

Про лапидов

Замутив на прошлой неделе политическую бурю в стакане воды своим заявлением об уходе в политику, теперь уже бывший телеведущий Яир Лапид завершил ее публикацией в минувшую пятницу своей традиционной колонки в газете Едиот Ахронот, в которой он частично объяснил мотивы своего решения.

Arik Elman

Лапид-младший – один из самых высокооплачиваемых (и самых трудолюбивых) деятелей израильских масс-медиа, и, вне всякого сомнения, пятничные распродажи «Едиот» побили на этот раз все рекорды, еще раз оправдав его необычный статус. Тем не менее, в самой исповеди начинающего политика не было чересчур конкретной информации о том, во что он верит и против чего собирается бороться. Неудивительно – чтобы конвертировать телевизионную популярность человека, олицетворявшего собой, своим поведением и своим местом в эфире сердцевину израильского консенсуса, в максимальное количество голосов на выборах, не стоит спешить с оглашением четких позиций, которые сразу определят тебя в ту или иную траншею.

Тем не менее, кое-что все же прояснилось. Лапид дал понять, что намерен стать голосом «подлинного Израиля» – среднего класса, который платит за все и «несет страну на плечах», но не имеет подлинного представительства в Кнессете, где все растаскивают под себя «секторальные» партии и лоббисты крупных корпораций. Он даже выбросил свой первый лозунг, простой и короткий: «Где деньги!»

lapid

Иллюстрация: Shay Chakra

Трудно не увидеть в этом позиционировании Лапида 2.0 некое сходство с лозунгами нынешней российской оппозиции. Правда, если там «интернет-хомячки» и «офисный планктон» протестуют против расхищения национальных богатств и коррупции во власти, трубадуры израильского среднего класса винят большой бизнес и секторальных шантажистов в том, что отдача государственного механизма не соответствует затратам (идущим из кармана этого самого среднего класса).

Надо сказать, что несмотря на иные тон, форму и акцент, Лапид-младший недалеко ушел по своим понятиям от Лапида-старшего. За маской бескомпромиссного борца с религией (обеспечившей «Шиную» немало репатриантских голосов) Томи Лапид скрывал (и не очень усердно) стандартный набор позиций экономического и культурного консерватора, которые так популярны среди т.н. «среднего класса» от Иерусалима до Вашингтона. Лапид верил, что Израиль был бы намного лучше, если бы на «его» налоги не покушались разные тунеядцы, в лапсердаках и без, решения принимали люди его культурного и социального круга, а не кто попало с мандатом, а в культурной сфере насаждалось бы передовое западное наследие вместо отсталого восточного. Противостояние «Шинуй» с харедим и поддержка, оказанная Лапидом программе размежевания, были не столько результатом идеологической ориентации на «светскую революцию» или мир с палестинцами, сколько логическим следствием нежелания тратить деньги на любой «сектор» – будь то ультраортодоксы или поселенцы.

Точно так же и Лапид-младший, объясняя вкратце, куда идут деньги среднего класса, припомнил не только мега-корпорации и ультраортодоксов, но и «поселенцев, которые живут, как в Швейцарии, и ездят по дорогам лучше швейцарских». Для любого, кто мало-мальски знаком с социо-экономическими параметрами еврейского населения Иудеи и Самарии, и помнит, чем может кончиться путешествие по «швейцарским» дорогам за зеленой чертой, это прозвучит анекдотически, как пародия на агитацию «Шалом ахшав». Однако Лапиду и не нужно влезать в детали – главное, чтобы его потенциальный электорат, расположенный в центре и чуть-чуть слева, понял, что он «против поселений», хотя и не «за палестинцев».

Так, по всей видимости, и будет строиться квази-идеология лапидовской квази-партии. За повышение отдачи израильского госсектора, но против увеличения налогов на средний класс. За ликвидацию субсидий ультраортодоксам, но против отмены статус-кво и идеологических конфликтов в отношениях государства и религии. Чуть-чуть слева, но и немного справа. В одном Лапид конкретен и понятен – нынешняя система выборов его никак не устраивает. Она слишком представительна, слишком открыта для «секторального влияния», она слишком легко поддается интересам меньшинства. Лапид хотел бы привести израильскую политическую структуру в такое состояние, где «средний класс», который он олицетворяет (для самого себя и своих сторонников), будет задавать тон и диктовать политику, поскольку именно этот «средний класс» – большинство.

В отличие от своего отца, для которого русскоговорящий электорат был естественным источником поддержки и который автоматически зачислял всех «русских» в свои союзники по культурному принципу, даже если «имущественная квота» подкачала, Лапид-младший пока не определился, считает ли он выходцев из бывшего СССР частью «настоящего Израиля», или же они – еще один сектор, которому надо дать по рукам. Заявления его «друзей и советников», вроде бывшего директора армейской радиостанции «Галей ЦАХАЛ» Ицхака Ливне, о том что «если у «русских» и прочих есть свои представители, то и у среднего класса они должны быть», особого оптимизма не вселяют. Впрочем, вряд ли «русский вопрос» вообще представляет для Лапида интерес – первостепенной задачей для него является «захват» того протестного электората, который дал о себе знать минувшим летом, и для которого социальная справедливость по версии Шели Яхимович кажется слишком дорогостоящей, а прежняя любовь – «Кадима» – уже успела увянуть.

Материал размещен с разрешения автора

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рита, на выход!

Во вторник утром, на взлетное поле израильского аэропорта Бен-Гурион приземлился белоснежный лайнер, из которого вышла …

2 комментария

  1. Израиль: Яир Лапид — новая звезда или фантом?
    Юрий Бочаров

    В Израиле началась предвыборная гонка, несмотря на то что дата выборов в кнессет 19-го созыва еще не объявлена и предвыборные списки даже не начали оформляться, а правящая коалиция выглядит более чем монолитной. И, тем не менее, предвыборную гонку можно считать официально открытой. В принципе, с тех пор как премьер-министр Биньямин Нетаниягу объявил о проведении досрочных внутрипартийных выборов в собственной партии Ликуд, вся политическая система страны стала готовиться к выборам. Это подтверждают события последних месяцев, произошедшие на израильской политической сцене.

    Одним из главных событий можно считать решение популярного ведущего рейтинговой новостной программы израильского ТВ Яира Лапида «сменить» профессию и стать депутатом кнессета. С момента объявления данного решения прошло не более двух недель, но уже не было в Израиле ни одной газеты, ни одной телевизионной программы, ни одного серьезного сайта в Интернете, где тем или иным способом не отреагировали на данное заявление. Заголовки запестрели заявлениями о перекройке политической карты страны. Опубликованы десятки опросов, гарантирующих Лапиду и его еще не созданной партии от 7 до 15 мандатов. В связи с явлением нового «лидера» все уже обсуждают возможные электоральные «потери» действующих партий.

    В кнессете немало бывших журналистов и телеведущих. Так, совсем недавно лидером партии Авода стала Шели Яхимович, до прихода в политику тоже ведущий журналист. И хотя ее победа на внутрипартийных выборах в Аводе резко повысила рейтинг партии, связано это не с ее журналистским прошлым. Так почему вдруг заявление очередного, пусть и популярного журналиста вызвало такой шквал публикаций?

    Отцовское наследие

    Дело в принципе не в новом «лидере», а в старом наследии его отца, Томи Лапида, в не очень далеком прошлом лидере партии Шинуй (Изменение). Йосеф «Томми» Лапид был одним из известнейших журналистов, телеведущим, депутатом (1999–2006), заместителем премьер-министра и министром юстиции Израиля (2003–2004). Лапид-старший был известен своими антиклерикальными взглядами, непримиримой борьбой за отделение религии от государства и принятие конституции. Он придерживался либеральных взглядов на экономическую политику и центристских взглядов по поводу арабо-израильского конфликта.

    На парламентских выборах 1999 года возглавляемая им партия Шинуй получила шесть мест, но осталась в оппозиции к правительству Эхуда Барака, поскольку не желала находиться в одном правительстве с ультрарелигиозной партией ШАС. В 2003 году Шинуй получает 15 мандатов, что делает ее третьей по величине фракцией после партий Ликуд и Авода. По предложению премьер-министра Ариэля Шарона партия вошла в коалицию (партия ШАС впервые за много лет осталась в оппозиции). Лапид получил посты заместителя премьер-министра и министра юстиции. В дальнейшем Шарон пригласил в коалицию также ультрарелигиозную партию Яхадут ха-Тора, и между Шинуем и Ликудом начались разногласия по поводу введения в Израиле гражданской процедуры бракосочетания и финансирования религиозных учреждений и школ. В декабре 2004 года Шинуй вышел из коалиции, однако продолжал поддерживать главу правительства во время многих парламентских голосований, чтобы избежать падения правительства и не допустить невыполнения плана одностороннего размежевания с сектором Газа.

    На партийных праймериз в 2006 году в результате внутреннего конфликта Шинуй фактически раскололся пополам, и Лапид-старший хотя и занял первое место, подал в отставку с поста главы партии и символически присоединился ко второй половине партии, взявшей имя ХЕЦ. Но на выборах 2006 года как партия Шинуй, так и партия ХЕЦ не получили ни одного мандата и ушли в небытие.

    Свой путь

    В принципе, с таким наследием вопрос о «перемене» мест для Яира Лапида был лишь делом времени. Однако ему пришлось «сменить» профессию гораздо раньше, чем он планировал. В свое время, говоря о возможности вступления в политическую жизнь, он пообещал принять это решение «за минуту до выборов». Однако сегодня до выборов остается гораздо больше одной минуты, но интенсивное лоббирование в кнессете «закона о карантине», предусматривающего годичный срок между прекращением журналистской деятельности и началом работы политической, видимо «напугало» Лапида-младшего и заставило его поспешить.

    Немалую роль здесь сыграла и критика его адрес по поводу совмещения должности журналиста де-юре и политика де-факто. Имея в своем распоряжении полтора часа еженедельного эфира в прайм-тайм, Лапид время от времени, набирая электоральную «привлекательность», позволял себе не всегда нейтральные высказывания. Однако после объявления о своих политических амбициях он вынужден поступать как политик, кандидат в кнессет. До вчерашнего дня нелицеприятные вопросы мог задавать он, теперь будут спрашивать его.

    Главный вопрос, который остается открытым: объявит ли Лапид о создании самостоятельной партии или попытается влиться в ту или иную действующую политическую структуру. Вероятность первого значительно выше, ибо Лапид, прочно укоренившийся на левоцентристско-антиклерикальной позиции израильского политического спектра, всерьез мог бы думать лишь о присоединении к партии Кадима. Вместе с тем мало кто всерьез рассматривает возможность того, что он согласится стать вторым номером при Ципи Ливни или Шауле Мофазе. Особенно учитывая ласкающие душу и глаз опросы, согласно которым в случае участия самостоятельным списком на выборах он набирает 15–20 мандатов. И особенно после того как один из опросов показал, что во главе партии Кадима Лапид может претендовать аж на 30 мандатов.

    «Главная» задача

    В сторону самостоятельности в политике Лапида подталкивает и совпадение его ожидаемой платформы с царящими настроениями в обществе. Нетрудно предположить, что Лапид-младший в известной степени унаследовал неприязнь отца к ультраортодоксальной части общества и к тому, что в Израиле любят называть «религиозным принуждением и засильем». Однако у Лапида есть очень неплохие консультанты, а вернее, «сочувствующие и поддерживавшие», к коим можно отнести и бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта, которые не позволят ему запутаться в хитросплетениях израильской демократии и предложат наиболее актуальный путь развития.

    В результате такой «поддержки» после недолгих раздумий новоявленный лидер уже объявил главную задачу, ради которой он якобы и пошел в политику, — защиту интересов среднего класса. По его словам, именно этот класс является «производителем, платит налоги, выполняет свои обязанности, несет резервистскую службу, держит на своем горбу всю страну». Лапид намерен добиваться изменения существующей системы власти, справедливого перераспределения государственных ресурсов и средств в интересах этого класса. Он отмечает, что «уже многие годы Государство Израиль порабощено шантажирующими его группами интересантов, лишенных всякого стыда, часть которых даже не разделяют идеи сионизма и цинично используют нашу дефективную систему власти, чтобы грабить деньги среднего класса».

    Вместе с тем он вовсе не собирается объявлять тотальную войну ультраортодоксальному сектору, как того многие ожидают, скорее он возьмет на вооружение чуть менее радикальную риторику. Сути дела это, однако, не изменит, и сердцевиной будущей партии, без сомнения, станет антирелигиозная платформа. Если бы выборы в кнессет проходили сегодня, то фоне последних «антирелигиозных» волнений успех ему был бы гарантирован.

    Но проблема новоиспеченного политика состоит в том, что «праздники» в Израиле имеют свойство заканчиваться также внезапно, как и начались. Если завтра обострится ситуация на юге страны или правительство решится на военные шаги против Ирана, то о «религиозной угрозе» на какое-то время забудут. Как забыли «творожные» и палаточные протесты. Разве кто-нибудь сегодня помнит имена лидеров «палаточного» протеста, собравшего под свои знамена более 300 тысяч демонстрантов? А ведь еще полгода назад их «социальной партии» пророчили не меньше мандатов, чем сейчас Лапиду. Но прошло время, поменялись приоритеты, и страна забыла своих «героев».

    Время все спишет?

    Предвыборная кампания началась, но логика политической жизни может привести к тому, что она продлится как никогда долго. На сегодняшний день в выборах заинтересованы лишь сам Яир Лапид и немного Шели Яхимович. Все остальные, включая Кадиму, могут проиграть так много от вступления Лапида в политику, что постараются отложить выборы. Время стирает популярность, особенно когда ты лишен еженедельного телеэфира. Яиру Лапиду это еще предстоит узнать.

    Но он уже «становится» политиком и на него уже собирают компромат. Это кажется единственное, что в израильской политике могут делать быстро и без проволочек. Появились слухи, что капиталист Яир Лапид любит богатую жизнь, наркотики, не умеет держать себя в руках, периодически не владеет собой и лишь ради создания нового имиджа пересел с престижного джипа на обычную легковушку. Лапиду уже «вспомнили», что его пьесы принимались к постановке только за то, что он был сыном драматурга, что журналистом он стал, будучи сыном главного редактора, а тележурналистом — будучи сыном генерального директора теле- и радиовещания, а потом он уже мог становиться кем хотел, потому что был сыном депутата, вице-премьера и лидера партии.

    Другие, наоборот, отмечают, что Яир — трудолюбивый и ответственный человек, педант, обладающий феноменальной памятью и редким талантом впитывать новые знания. Более того, он не из тех людей, которые избегают конфликтов, которых могут сломить сильные противники. За очаровательной улыбкой скрывается человек, обладающий стальными нервами и железной волей.

    Однако и его противники, и его сторонники сходятся во мнении, что приход Яира Лапида в политику изменит расстановку сил на политической карте страны. По мнению части обозревателей как левого, так и правого толка, в центре израильской политической карты зияет пустота. Израильское общество остро нуждается в лидерах иного сорта. У Яира Лапида есть неплохой шанс справиться с этой задачей. Если, конечно, успеет, ведь главное сейчас решает время. Если досрочные выборы «затянутся», то скорее всего «весь пар уйдет в свисток». И восходящая звезда израильской политики может погаснуть, превратившись в очередную «хлопушку», которая только и сделала, что всех сильно напугала.

    Что день грядущий нам готовит?

    Вспыхнет или погаснет звезда Яира Лапида, покажет время, но уже сегодня очевидно, что политический расклад в стране начал резко меняться. Все больше публикаций посвящено не только предвыборной расстановке сил, но и вероятным сценариям формирования будущей коалиции.

    По всем опросам, более четверти израильского электората еще не решило, кому отдать свои голоса. Новый энергичный лидер с красивой платформой вполне способен смешать карты. Правительства в Израиле формируются «коалиционно», а эффект Лапида приведет к еще большей фрагментации израильской политики. Вместо крупных блоков мы получим еще больше средних и мелких партий, которые будут соревноваться между собой в шантаже и вымогательствах по отношению к партии правящей. А если прогнозы сбудутся и на выборы самостоятельным списком пойдет еще бывший лидер партии ШАС Арье Дери, то хаос и практически парализованная политическая система гарантированы.

    Недаром многие политологи отмечают, что нынешняя политическая система отражает положение в обществе, которое все больше напоминает конфедерацию «племен», а не единое государство. Плохо то, что представитель каждого «племени» готов отстаивать только свои интересы, без учета интересов других, а временный компромисс, на который каждый из них готов пойти, это только затишье перед тем, чтобы урвать кусок побольше. Поэтому дальнейшее дробление политического Олимпа только усилит эту конфронтацию в кнессете нового созыва.

  2. ПОБЕДИТЕЛИ И ПОБЕЖДЕННЫЕ

    Израильскую политику ожидают тектонические потрясения: новые партии, изменение расклада сил между ключевыми игроками, новые политические приоритеты. Тех, кто сумеют удержать свои позиции, будет немного…

    Давид МАРКОВ

    Если избиратели разочаруются в Яире Лапиде, им впору будет петь несколько видоизмененную украинскую песенку «Ти ж мене лапидманула…»

    Трудно предсказать, каким окажется для Израиля наступивший 2012 год, однако уже сейчас очевидно, что в вопросах внутренней политики нас ожидают многочисленные сюрпризы, и для многих партий они вряд ли обещают быть приятными.

    Последние годы левый лагерь пребывал в оцепенении, вызванном фактическим уходом с авансцены политической жизни и развалом «Аводы», и аморфностью занявшей ее место «Кадимы». Это создавало весьма благоприятные условия блока правых сил, однако новые реалии предвещают и новые политические изменения.

    На повестку дня в стране вышли две новые темы, которые прежде были практически полностью отодвинуты на задний план проблемами безопасности и внешней политики: социальная тематика и возросшая напряженность между светским и ультраортодоксальным секторами. Другой вопрос, насколько эти проблемы отражают реальность, насколько необходимо и возможно изменение социальной политики в условиях мирового кризиса, были ли массовые демонстрации этим летом стихийны или же стихия носила вполне организованный характер? Точно также может вызывать сомнение оправданность общественной бури, которая была поднята из-за одиночных проявлений враждебности между религиозными и светскими — подобные инциденты происходили всегда, и носили они двусторонний характер. Тем не менее, вне зависимости от того, идет ли речь об общественном урагане или буре в стакане воды, ни один политик не может пренебрегать реальностью.

    Партия Яира Лапида уже стала свершившимся явлением, острие ее атак будет направлено против ультраортодоксального сектора и, вероятно, поселенческого движения. Создание еще одной партии — во главе с Арье Дери, по всей видимости, — дело времени.

    Появление у «Аводы» нового лидера Шели Яхимович дает ей определенные шансы, вне зависимости от того, насколько обоснованна харизматичность, приписываемая этой журналистке. Очевидно, что данное качество напрочь отсутствует у ее потенциальных соперников в левом лагере — руководителей «Кадимы», чья бесцветность и невнятность в равной степени наличествует у Ципи Ливни и всех ее соперников в борьбе за власть.

    Резкое ослабление «Кадимы» столь же очевидно, как и возвышение «Аводы» — «Кадима» неизбежно начнет нисхождение в никуда, следуя по пути всех партий, пытавшихся найти свой «срединный путь» и занять место между «Ликудом» и «Аводой».

    По опросу компании «Шваким-Панорама» под руководством Йоси Ваданы, и «Авода», и партия Лапида получат по 15 мандатов каждая. «Кадима» и «Ликуд» окажутся в проигрыше: «Кадиме» остается 10 мандатов, и она из ведущей силы (28 мандатов на последних выборах) превратится в третьестепенную партию. «Ликуд» с 24 мандатами утратит лидерские позиции, — хотя и не столь явно. Кроме того, не ясно как на избирателей «Ликуда» повлияет включение непотопляемого Эхуда Барака в состав партии. Вряд ли от этого шага Нетаниягу придет в восторг правое крыло движения во главе с Моше (Буги) Яалоном и Бени Бегином.

    По последнему опросу Института социологических исследований «Дахаф» Мины Цемах, «Ликуд» получит 28 мандатов, кто бы ни был лидером «Кадимы», но и это станет ударом для партии, если вспомнить, что после «сделки Шалита» популярность партии переваливала за 35 мандатов. «Кадима» с Ливни получит 13 мандатов, с Мофазом — всего 8, зато «Авода» набирает 13 мандатов (если Ливни руководит «Кадимой», и 14, если партию конкурентов возглавит Мофаз). Зато партия Яира Лапида получает от 11 (при Ливни) до 14 мандатов (при Мофазе).

    Так или иначе, нелегкие испытания предстоят всем ведущим партиям. Нетаниягу придется столкнуться с вызовом внутри и без того мозаичного и раздираемого противоречиями «Ликуда», и натиском извне, который будет проходить под лозунгами социального равенства и борьбы с «религиозным засильем». (Опять-таки, повторимся, вне зависимости от того, сколь эти лозунги обоснованны, и не представляют ли они плод дешевого популизма и политической демагогии). Попытка уклониться от борьбы будет выглядеть как поражение, и этого Нетаниягу позволить себе не может.

    Шели Яхимович и Яир Лапид для него — более трудные соперники, чем Ципи Ливни. Преимущество их в том, что они — сравнительные новички в политике, тем более — в роли лидеров. За ними не тянется шлейф конформизма, сделок и интриганства, и, что немаловажно, они могут рассчитывать на полную поддержку собратьев по перу. И Лапид, и Ливни популярны среди определенной категории населения. Свой удар они направят на экономическую политику Биби и его «потакание религиозному засилью», что гарантирует поддержку значительной части женщин и молодежи. То, что левые не с меньшей охотой, чем правые, заключали коалиционные союзы с ультраортодоксами, не защитит Нетаниягу от нападок — так же, как и вполне справедливые возражения, что экономическая стабильность в условиях мирового финансового кризиса важнее сомнительных революционных экспериментов в социальной сфере.

    Нет сомнения, что Биби превосходно осознает опасность новых политических вызовов и может попытаться упредить их, пойдя на досрочные выборы. Тем самым он застигнет врасплох своих соперников. Яхимович не выработала свою программу и, кроме того, ее силы отвлекает борьба за контроль над «Гистадрутом». Что же касается Лапида, то он еще только приступил к мобилизации своей силы, а ограничения, налагаемые запретом на политическую деятельность после ухода из журналистики, вообще могут оставить его вне игры. Кроме того, Нетанигу пойдя на этот шаг, может вызвать замешательство и растерянность в «Кадиме», где борьба за лидерство набирает обороты и становится все более ожесточенной.

    Рискует потерять свои позиции не только «Кадима», но и еще одна партия, до последнего времени обладавшая стабильным электоратом, — ШАС. Выход на политическую сцену Арье Дери — опытного и расчетливого политика с несомненными лидерскими качествами — расколет партию религиозных сефардов. ШАС и партия Дери превращаются в жестоких и равных по силе конкурентов: по опросам и «Шваким-Панорама», и Мины Цемах, ШАС получит 6 мандатов, вернувшись тем самым в середину 90-х, а партия Дери — 5 мандатов.

    С трудом сохранит (если сохранит) свои несколько мандатов МЕРЕЦ, чьи голоса похитят Лапид и Яхимович.

    Из ведущих в настоящее время партий, как явствует из опросов, устоит только НДИ. По опросу «Шваким-Панорама», эта партия получит 14 мандатов, (на мандат меньше, чем на прошлых выборах), по опросу Института «Дахаф» — вообще избежит потерь, сохранив 15 мандатов. (Более того, НДИ получит, согласно «Дахаф», 16 мандатов, если во главе «Кадимы» станет Шауль Мофаз).

    Это явление вполне объяснимо: у партии Либермана есть свой, устойчивый потенциал, а число его последователей от выборов к выборам возрастает. Характерным подтверждением тому является принятие идей Либермана частью израильской интеллигенции, в недавнем прошлом — его принципиальных идейных противников. То, что д-р Шмуэль Харлеф, называющий себя «бескомпромиссно левым, либералом и сторонником арабов» заявляет, что «голосовал бы за Либермана», а профессор политических наук Еврейского Университета в Иерусалиме и бывший гендиректор МИДа Шломо Авнери высказывается в поддержку концептуальных положений Либермана, говорит сам за себя.

    Не будем забывать, впрочем, известную истину: нет ничего безрассуднее, чем строить прогнозы на Ближнем Востоке вообще, в Израиле, в частности. Развитие событий здесь зачастую бывает неожиданнее самых неожиданных прогнозов.

    Еженедельник «Секрет»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *