Воскресенье , Август 25 2019

Кто виноват?

Юдофобы давно убеждены, что евреи. Жертва всегда виновата в ненависти палача и в своей гибели.

Аркадий Красильщиков, Ган-Явне

Фото: Beny Shlevich, Flickr

Недавно убедился, что эту точку зрения разделяют не одни мракобесы, а такие просвещенные историки, как, к примеру, Михаил Рувимович Хейфец. С огромным вниманием и интересом прочел его труд: «Идеология и политическое насилие в Израиле». Привлекло «политическое насилие», решил, что Хейфец наконец-то осмелился разоблачить левых интеллектуалов Еврейского государства, но вскоре понял, что речь пойдет совсем не о том, а о вине народа Торы за все несчастья рода людского. Читаю: «Тщеславие светских евреев, достаточно просвещенных, чтоб не верить в Бога, но достаточно суеверных, чтобы верить в себя, в свои исключительные дарования, сыграло роковую роль в тогдашней изоляции Израиля от народов Земли». Оказывается, атеизм – следствие просвещение, а вера в Бога – результат невежества! Но оставим это марксистское клише. Вспомним, что большое количество атеистов не удивило даже Воланда в романе «Мастер и Маргарита». Дело в другом. Получается, что данный евреям монотеизм привел к резкому росту интеллекта нации. Сам же этот интеллект стал причиной появления высоких талантов разной степени веры в Бога и неверия. Талант без гордыни и тщеславия как-то немыслим. Сам Лев Толстой пишет в «Исповеди», что «стал писать из тщеславия, корыстолюбия и гордости». Исключения здесь только подтверждают правило. Получается, что не евреи: Свифт, Сервантес, Пастер или Менделеев были гениями скромности, а потомки Иакова: Спиноза, Бешт, Кафка, Фрейд или Эйнштейн — заносчивыми хвастунами. Мне скажут, что не о гениях речь, а о народных массах. Мол, еврейская спесь значительно превышает гордыню англичан, немцев или русских. Стоп! Все это смахивает на привычную отрыжку юдофобии, а не на поиски причин антисемитизма, чем как будто решил заняться г-н. Хейфец, смело предположивший, что причины юдофобии кроются в древней и вечно юной вере народа Книги. Вот где прячутся подлинные истоки гордыни «избранного народа»: «Ненависть расистов к евреям проистекала из их суеверного страха-подозрения: а вдруг на самом деле способные и живучие евреи — тот самый народ, который избран Богом, кому успех гарантирован Провидением. В этом проявилась слабодушная обида и возмущение против тех, кто (как втайне боялись) получил гарантию: мол, вопреки историческим превратностям, в итоге они станут конечными победителями в мировой истории».

Удивительный пассаж! Получается, что юдофобия – форма «благодарности» человечества евреям за дарования бесспорного прогресса в отходе от язычества, но вместе с тем и причина зависти к «избранному народу», народу Божьему, который, несмотря ни что, грозит первым прийти к раздаче призов. Но пафос исканий Хейфеца состоит не в жалобе на несправедливость мира к народу Торы, а в поисках вины этого народа перед остальным человечеством, а потому Михаил Рувимович быстро переворачивает пластинку: «Расовый национализм стал поэтому извращенным подобием древней религии, объявившей, что Бог избрал лишь один народ — свой собственный. И поскольку древний миф вместе с древним народом, выжившим с античных времен, пустил глубокие корни в западной цивилизации, вожди толп XX века, набравшись бесстыдства, начали постоянно вмешивать Бога в схватки между народами, особенно за территории, приписывать Его благословение тому выбору, который вождь удачно подсовывал своим массам». Выходит, против своей воли (и на том спасибо) научили евреи неразумный мир всем мерзостям ХХ века. Только спрашивается, почему одни евреи и почему только ХХ века? Вот в древнем Египте фараон был по чину чуть ниже богов. Толпы, надо думать, шли за вождями со времен первобытнообщинного строя. Впрочем, язычники, что с них взять, но почему Хейфец не напоминает о личностном характере иудаизма, о культе свободы, об основах демократии в нем, о Законах Божьих, которые появились задолго до кодексов и конституций цивилизованного мира. Может быть, хотя бы за это можно снять обвинение с потомков Иакова за растление «слабодушных» народов? Отойдем от скользкого пути, попахивающего откровенным расизмом. Нет ничего глупее обвинений любого народа в людоедстве, язычестве, вере в Будду или мудрость Конфуция. Так уж приказала судьба, и расположились звезды на небе. Если уж поклонникам духа Шамана не пристала каяться и считать себя низшей расой, то почему народ Книги должен признать опасной ошибкой свой выбор пути?

Отметим и невольно вырвавшийся оборот о «схватке народов за территории». М. Хейфец давний сторонник «мирного процесса», особой форме удушения Еврейского государства с помощью не защитимых границ. Вот она проблема-проблем: нечего Израилю зарится на Иудею и Самарию, «вмешивая Бога». Это не Он привел евреев к Святой Земле, но они продолжают цепляться за чужую территорию, вновь, как и прежде, подавая пример силам зла: «Руководимые суевериями, вожаки идеологических движений нашли на поверхности еврейской набожности ту зацепку, которая, однако, сделала возможным искажение и извращение. Избранность перестала быть мифом о конечном осуществлении идеала всечеловечества и превратилась в миф о конечном разрушении человечества — якобы цели мирового еврейства! В конкретной политике вожди толп уверяли, будто их народ (страна) окружен «враждебным миром», «один против всех», и существует непреодолимая граница между народом и всеми другими. Это — черты новой идеологии, ставшей и богословием нового времени. Вот цитата из Гитлера: «Всемогущий Бог создал нашу нацию. Защищая ее существование, мы защищаем Его дело». В СССР отреагировали на это адекватно: «Немецкие изверги не только наши враги, но и враги Божьи» (Лука, архиепископ Тамбовский, 1944 г.). Это была не пропаганда и не злоупотребление церковной терминологией — нет, возникло на самом деле особое богословие, влиявшее на идеологию!».

Вот это круто! Отметем кокетливые расшаркивания и оговорки, обнажим суть. Получается — все эти людоеды: Сталины, Гитлеры, Пол Поты, Мао – все они были вызваны из бездны монотеизмом, некогда данным одному семитскому племени. Это вам не юдофобский, топорный бред какого-нибудь Шломо Занда. Перед нами не откровенный враг. Здесь все изобретательней, хитрей, все спрятано под наукообразной маской. В результате писаниям Хейфеца не стать, конечно, мировым бестселлером, но профессионалы юдофобии легко используют его изыски, как это сделал неоднократно в своем черносотенном труде Александр Солженицын, цитируя другие труды Хейфеца. Впрочем, наукообразие наукообразием, а без «контрольного выстрела» в голову автор «Идеологии и политического насилия в Израиле» обойтись не смог. Читаем: ««Вопреки иудеохристианской вере в Божественное происхождение человека, вожди-идеологи проповедовали Божественное происхождение собственного народа. Их ближайшая выгода состояла в том, что при абсолютном противопоставлении своего народа всем другим, небожественным, игнорировались любые различия (общественные, хозяйственные, психологические) между членами своей нации! Божественное происхождение превращало народ в высокомерную расу избранных роботов, противостоящую всем остальным людям мира». Вопреки — то, вопреки, но Зигмунд Фрейд начеку и формула отлита в бронзе. Я теперь знаю, к какому народу принадлежу: к «высокомерной расе избранных роботов, противостоящих всему миру». А что? Русские при большевиках, вроде бы, не противостояли, даже мечтали о победе коммунизма во всем мире. Немцы рейха фюрера за арийцев считали даже осетин и индусов. Только один народ осмелился «противопоставить» себя человечеству. Передергивание – любимый трюк подобных историков. Некогда решили евреи быть «отдельным народом», так как вокруг был океан племен языческих. В те времена это было настоящей революцией, подвигом, благодаря которому мы и живем сегодня в том мире, в котором живем. Да и «вожди-идеологи проповедовали Божественное происхождение народа», чтобы напомнить об особой мере ответственности перед Всевышним, о Союзе с ним, накладывающем на потомков Иакова особые, тяжкие обязательства. Не проблема евреев, что недоумки понимают и понимали «избранность» народа Торы, как право на особые привилегии и первенство среди других народов. Так вооружаясь, можно обвинить евреев, что заповедь «Не укради!» — призывает к воровству и грабежам, а Закон: «Не возжелай!» — к лютой зависти.

Читал я Хейфеца – и пытался вспомнить, когда, при каких обстоятельствах, давным-давно слышал нечто подобное? И вспомнил. Во ВГИКе преподавала нам «научный атеизм» одна неглупая дама. И вот однажды ей надоело рассказывать о бесценном даре философии Маркса – Энгельса – Ленина. Она сделала паузу, уставившись на мой, откровенно семитский облик, и быстро проговорила, четко артикулируя слова: « «Народ избранный», народ Божий сам вызвал своей порочной идеологией веры в Бога из мрака своих врагов и стал их жертвой». За точность слов не ручаюсь, но смысл был именно таков. Затем, словно очнувшись, она криво улыбнулась и добавила: «Это мы записывать не будем». И вот теперь я вынужден признать, что у меня и у Михаила Хейфеца были одни «учителя жизни». Как все-таки отвратительна, въедлива грязь совкового болота.

И как же все-таки универсально оправдание зла, с каким искусством умеет человек успокоить взбаламученную совесть хитрой причинно — следственной связью. Как мы беспомощны перед ужасом катастроф разного рода, идущих от человеческой зависти, ненависти и жестокости. Евреям некогда было дано лекарство от этого безумия толп, но оказывается, именно они виноваты в том, что большевики или нацисты превратили противоядие в яд, а заповедь: «Не убивай намеренно» в вакханалию убийств. Старая это забава – оправдывать зло за счет его же жертв. Нет, уважаемый, очередной преподаватель «научного атеизма» — Михаил Рувимович Хейфец — все не так, как рисуется и мыслится вам. Почему бы не предположить, что только упомянутый иудеохристианский мир, возросший на идеалах монотеизма, смог вбить осиновый кол в вампира красной или коричневой, языческой идеологии. И только чудовищным жертвоприношением своим спасли евреи мир от глобальной катастрофы. Народ Торы и сегодня мешает зеленой чуме уничтожить современную цивилизацию. Он и сегодня враг № 1 мракобесам от ислама. Мне нравится думать, что палач – это палач, а жертва, при любом раскладе, остается жертвой. Я знаю, что нет света без тени, как нет добра без зла, но мне не нужна диалектика, построенная на диспуте этих начал. Мне всегда нравилось мыслить так и никакие преподаватели «научного атеизма» не заставят меня думать иначе.

«Мы здесь»

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Рами КРУПНИК | День Катастрофы

Сегодня, 27 нисана по еврейскому календарю, в Израиле отмечают день Памяти Катастрофы и Героизма в …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *