Home / Авторское / Трудности перевода

Трудности перевода

Иврит выучить очень легко. Надо просто вместо русских слов вставлять ивритские (из народного израильского фольклора )

Photo: Vera Yu and David Li, Flickr

Чего только забавного не услышишь от вновь прибывающих репатриантов. Особенно, от прибывающих с необъятных просторов бывшего СССР. Случилось мне поработать в гостинице Дан Панорама. В гостинице этой и произошел забавный случай, о котором я Вам расскажу.

Устроился на работу на кухню новый повар. Год в стране, иврит уже сносный. Простые предложения говорить может, понимает, что требуется от него, профессионал. Особенности работы повара в гостинице следующие : «новобранец» проходит сначала все круги ада и лишь потом его подпускают непосредственно к приготовлению блюд.

Самый мерзкий этап — молочная кухня. Она же — завтрак. Если Вы думаете, что завтрак по-израильски в гостинице это корнфлекс с молоком и яблоко — фигвам, не угадали. Завтрак по-израильски это несколько вариантов горячих утренних традиционных блюд, с десяток различных салатов, столько же сортов сыра, йогурты, фруктовые салаты, компоты, фрукты и вставать на работу в 4 утра. Потому что в 7-00 все вышеперечисленное и неупомянутое должно быть красиво разложено на блюдах в трапезном зале. А потом, когда шестьсот израильтян заваливают заморить утреннего червячка, надо носиться, как в зад ужаленному, все наполнять по-новой. Еда в гостинице не заканчивается — неукоснительное правило.

Наш новый повар стоически перенес неделю, и посольку в молочной кухне, помимо беготни, готовить практически ничего не требуется — только красиво раскладывать на блюда и украшать — заскучал. Подошел к заместителю шефа, замечательному повару и супер-профессионалу Боре и попросился в горячий цех.

— Борь, ну я же профи. Возьми меня готовить. Плиииииз.

Боря внял и перевел его в горячий цех. Но и там свои тонкости. В обед и ужин надо стоять на раздаче. А парень очень хотел доказать свою профессиональную состоятельность. Постоял день, постоял другой. Подходит опять к Боре.

— Боря, блин, ну я же профессиональный повар ! Я медведя разделывал, а тут стоишь как дебил, бабушкам картошку в тарелки кидаешь. Дай мне готовить, я умею !

Боря почесал репу и отправил нового повара к шефу. Шеф араб. По-русски ни в зуб ногой. Чтобы осознать следующую сцену, подробно опишу обоих действующих лиц.

Ваня. Двухметровый русский парень, Несколько косых саженей в плечах или тридцать восемь попугаев — кому как удобнее считать. На пол-лица шрам, происхождение которого мы так и не узнали. Громадные ручищи и золотая фикса во рту.

Зияд. Неказистый араб, в профессиональном плане его знания стремятся к нулю, поэтому держит в замах гениального повара Борю, который и тащит на себе всю кухню. Зато изумительно влезает в задницу начальству. Прям-таки ввинчивается и без разбега. Поэтому начальство его любит и, собственно, благодяря этому умению Зияд стал шефом.

А теперь сама сцена : Ваня приближается к Зияду, как Белаз к Запорожцу — затормозил в полуметре, накрыл тенью.

За спиной Боря. Группа поддержки, типа.

— Зияд, ани ло яхол лаамод ба мизнон. Ани микцои, блядь. Тир э ядаим шели ( показывает длань ) . Ани пиракти дуби ба ядаим а зэ. ( перевод : Зияд, я не могу стоять на раздаче. Я профи. Смотри на эти руки — они разделывали плюшевого медвежонка. ( видимо, подразумевался медведь ))

Зияд попятился, но уперся спиной в стену — отступать дальше было некуда. ( В Израиле вообще трудно представить, зачем надо разделывать медведя. Тем более, что они тут водятся только в зоопарке, а уж про блюда из медвежатины вообще ничего не слыхивали. ) Тем не менее шеф взял себя в руки и как и подобает семиту ответил вопросом

— Аз ма ата роце ми мени ? ( что ты отменя-то хочешь ? )

Ваня, приняв мяч, воодушевился и решил брать нахрапом.

— Тен ли леахин охел, блядь ! Ма кета ше ани омед ба мизнон вэ мохер паним ? ( дай мне еду готовить. Зачем я стою на раздаче и продаю лицо )

Зияд, Боря, проходивший мимо я на несколько секунд зависли. Что-то мешало понять смысл последней фразы. Ваня, видя замешательство на наших лицах сообразил, что выразился как-то неуклюже.

— Боря, мохер паним — я правильно перевел «еблом торговать» ?

С тех пор за Ваней стойко закрепилась кличка «мохер паним». А варить соусы он так и не научился. Балда.

Источник

About Dmitry Khotckevich

Check Also

Александр ГУТИН | Завтра, доченька, нас убьют…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *